История нотариата в России
    Распечатать

Во все времена нотариат играл значительную роль в жизни государства и общества, защищая права и законные интересы граждан, обеспечивая стабильность экономической деятельности. Несмотря на то что институт российского нотариата обрел статус самостоятельного правового института в 1866 году, история нотариальной деятельности в нашей стране исчисляется многими веками. Ещё во времена Древней Руси ощущалась острая необходимость в удостоверении сделок. Одним из первых найденных нотариально удостоверенных документов в России считается новгородская берестяная грамота XII века, удостоверявшая заем или поручительство. Практика письменного заключения сделок и их нотариального удостоверения законодательно закрепляется Псковской судной грамотой в XV веке. С середины XVI века для совершения сделок посадские люди шли к площадным подьячим — так назывались на Руси нотариусы той эпохи. Соборное уложение 1649 года регламентировало оформление имущественных и денежных сделок и регулировало деятельность площадных подьячих. Во времена правления Петра I усложняются требования к оформлению сделок. А в Генеральном регламенте нотариус предстает по роду своей деятельности как чиновник канцелярского профиля. 14 апреля 1866 года император Александр II утвердил Положение о нотариальной части, придавшее нотариату в России статус самостоятельной юридической структуры. В Советском Союзе нотариусы работали на благо людей в государственных нотариальных конторах, совершали широкий спектр нотариальных действий в условиях действовавшего в тот период законодательства. В XXI веке их ученики стоят на страже закона, обеспечивая граждан и бизнес квалифицированной юридической помощью, создавая им новые комфортные и выгодные условия обслуживания. В наши дни российский нотариат — это восьмитысячная корпорация квалифицированных юристов, осуществляющих защиту прав и законных интересов граждан в условиях новой цифровой реальности. Нотариат активно развивается, оставаясь надежным, независимым и объективным институтом защиты прав граждан, интересов собственника, предотвращая судебные споры и оберегая стабильность гражданского оборота.

Первые шаги

Старейшее из найденных письменных свидетельств нотариальной деятельности в Древней Руси относится к XII веку. Оно появилось в Новгородской земле, через которую проходили важнейшие торговые пути того времени. В 2010 году во время археологических раскопок в древнем городе солеваров Старая Русса был найден уникальный нотариальный документ – берестяная грамота. Перевод документа, датируемого последней четвертью XII века, гласит: «Оленцевая (жена или вдова человека по имени Оленец) поручилась Гюргию в трех гривнах и сказала: так, как я отвечаю за те деньги, также и за эти». После знака косого креста писец, выполнивший нотариальное действие, подписал документ: «Торлина грамота». Уникальность Торлиной грамоты заключается в том, что подобное оформление юридического документа встречается впервые, а писца по имени Торлин, чье имя пришло из глубины веков, можно назвать первым из известных нам русских нотариусов, заверившим, по сути, договор займа или поручительства. Эта находка показывает, что развивавшимся экономическим отношениям уже тогда требовались эффективные механизмы правовой защиты и протонотариальные институты освоили способы письменного удостоверения сделок, завещаний и прочих актов, тем самым обеспечив развитие нотариата в последующие эпохи. Помимо этого документа среди берестяных грамот можно найти черновики официальных актов, многие из которых носят характер нотариальных документов: завещания, долговые расписки, купчие, судебные протоколы. 

 

Иллюстрации: 

Торлина грамота  Один из первых нотариальных документов Древней Руси. 

Конец XII века 

Великий Новгород Радзивиловская летопись. Предположительно начало XIII века. 

 

Вплоть до XIII столетия сделки и прочие юридически значимые действия в Древнерусском государстве, возникшем в IX столетии на великих речных путях, совершались преимущественно в устной форме. Это же относилось и к институту квалифицированного свидетеля, функция которого впоследствии стала одной из составляющих нотариальной деятельности. Слову «послухов» – свидетелей заключения сделки – древние славяне доверяли больше, чем пергаменту и чернилам, тем более что в то время письменность только начала распространяться, в том числе и благодаря деятельности церкви. Договоры скреплялись обрядом и клятвой, а после Крещения Руси – крестным целованием. Нарушить крестное целование считалось тяжким преступлением. Устное, а в некоторых случаях и письменное удостоверение сделки как прототип нотариального действия уже тогда было востребовано в гражданском обороте как средство предотвращения имущественных споров и способствовало развитию торговых отношений. В своде правовых норм Древнерусского государства, известном как Русская Правда, изданном во времена правления Ярослава Мудрого, впервые были письменно изложены и официально закреплены нормы уголовного, наследственного, торгового и процессуального законодательства. Правовые отношения составлялись русскими князьями на основе обычного устного восточнославянского права, элементов византийского права и элементов скандинавского права. Свод правовых норм посвящен защите жизни и имущества княжеских дружинников и слуг, свободных сельских общинников и горожан. 

Одна из традиционно присущих нотариату функций – регулирование наследственных отношений – формировалась уже в те времена. Правовой документ регламентировал положение зависимых людей, излагал нормы обязательственного и наследственного права. Так, в Древней Руси существовало два способа наследования: по закону и по завещанию. Имущество представителей свободных сословий, когда завещание не было составлено, распределялось поровну между всеми сыновьями. В случае если согласие не было достигнуто, раздел имущества – по сути, нотариальное действие – осуществлял младший дружинник князя, за что он получал плату по установленному в то время тарифу – гривну кун. Имущество смердов наследовал князь в случае отсутствия прямых наследников мужского пола, лишь небольшая его часть доставалась в качестве приданого их дочерям. Завещания, именовавшиеся рукописаниями, являлись одним из видов письменных актов Древней Руси во времена Русской Правды. Так примером подобного документа является рукописание князя Владимира Васильковича. Князь Волынский, «глаголаше ясно от книг, зане бысть философ велик», тяжело заболев, со ставил одно из первых дошедших до наших времен письменное завещание изданное около 1287 года. В завещании оговаривались организация управления городами и селами, право наследования и купли-продажи феодального землевладения, порядок передачи князьями права эксплуатации зависимого населения во Владимиро-Волынском княжестве, где действовали несколько измененные нормы Русской Правды. В обход средневекового принципа старшинства Владимир Василькович отдал свои владения не старшему из двоюродных братьев, Льву Даниловичу Галицкому, а младшему – луцкому князю Мстиславу Даниловичу: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, молитвами святой Богородицы и присноде - вы Марии и святых ангелов. Вот я, князь Владимир, сын Васильков, внук Романов, даю землю свою и города после моей смерти брату своему Мстиславу, и стольный город свой Владимир». Княгине после своей смерти князь оставил город Кобрин, с людьми и данью: «Как при мне платили дань, пусть так же после меня платят моей княгине. А что я ей дал село свое Городел с податью – то пусть люди как на мня работали, так и на мою княгиню после моей смерти… А еще дал ей, моей княгине Садовое, и Сомино, и монастырь свой Апостолов, который я сам создал, село Березовичи купил у Юрьевича, у Федорка Давыдовича, и дал за него пятьдесят гривен кун, и пять локтей скарлата, и латы пластинчатые – и дал то село монастырю Апостолов… А княгиня моя после смерти моей, если захочет пойти в монахини, то пойдет, а если не захочет – пусть как ей нравится. Мне не смотреть, встав из гроба, кто что будет делать после моей смерти». После Владимир призвал наследника и сказал: «Брат мой Мстислав, целуй мне крест, что ты не отнимешь у моей княгини ничего из того, что я ей дал, после моей смерти, и у этого ребенка Изяславы, и что не отдашь ее насильно замуж ни за кого, а только туда, куда будет моей княгине угодно». Таким образом, Владимир Василькович предоставил приемной дочери Изяславе право выбора жениха, что в те времена являлось прерогативой родителей, а после их смерти – братьев. Мстислав поклялся после смерти Владимира Васильковича ничего не отнимать у княгини и у ребенка и сказал: «Но дай мне Бог, чтобы невестка моя была мне как достойная мать и чтобы я почитал ее. А про это дитя, раз ты так говоришь, то если Бог ее к этому приведет, то дай Бог мне выдать ее замуж как свою родную дочь». После Мстислав поехал во Владимир, где в церкви святой Богородицы созвал владимирских бояр своего брата и местных жителей, русских и иноземцев, и велел перед всеми читать грамоту. Епископ владимирский Евсигний благословил крестом Мстислава на княжение Владимирское. 

Но в целом, Русская Правда предполагала нерушимость заключенной сделки, а также оговаривала обеспечение справедливой компенсации за нанесенный ущерб, но не предусматривала письменного договора. Оригинальный текст первой редакции памятника древнего русского права был утрачен, до наших дней дошли только более поздние переписи, содержащие в себе помимо законов времен Ярослава Мудрого правки и добавления, внесенные князьями более позднего периода, преимущественно потомками князя, в соответствии с потребностями и реалиями своего времени. В период феодальной раздробленности, начавшейся на Руси после смерти Владимира Мономаха, проявившейся в полной мере уже во второй половине XII века и продолжавшейся более трех столетий, помимо Русской Правды источниками права стали также уставы и грамоты русских князей. Основными письменными правовыми актами, содержащими нормы материального и процессуального права, стали уставная грамота волынского князя Мстислава Даниловича, устав новгородского князя Ярослава о мостах, рукописание новгородского князя Владимира Всеволодовича, «приговоры» веча, пошлины. 

Иллюстрации: 

Начало древнейшего известного списка Русской Правды – Синодального списка Пространной редакции, конец XIII в. 

И.Я.  Билибин Суд во время Русской Правды, 1907 г. 

Н.К. Рерих. Заморские гости. 1901 г. 

Практика письменного заключения сделок и их удостоверения законодательно закрепляется в 1397–1467 годах Псковской судной грамотой – уникальным правовым документом Древней Руси, состоявшим из грамоты великого князя Тверского Александра Михайловича и грамоты князя Константина Дмитриевича, княжившего в Пскове в 1407–1414 годах. Также Псковская судная грамота включала в себя более поздние дополнения. Первый вариант грамоты был издан на вече в 1397 году в Пскове, добившемся своей независимости от Новгородской республики. В 1467 году грамота была дополнена и принята в «чудном граде, окруженном стенами, довершенном Детинцем и увенчанном златыми соборными куполами», она начиналась со слов: «Ся грамота выписана из великаго князя Александровы грамоты и из княж Костянтиновы грамоты и изо всех приписков псковских пошлин по благословению отец своих попов всех 5 сборов, и священноиноков, и дияконов, и священников и всего Божиа священства всем Псковом. Грамота законодательно установила процесс «нотариального» удостоверения, регистрации и хранения различных актов. Такое удостоверение осуществлялось двумя способами: передачей одного юридического экземпляра в «ларь» – архив храма Святой Троицы, главной церкви собора Пскова, в сенях которой располагалась канцелярия, которой заведовал городской дьяк, или заверением его княжеской печатью. Статья 50 Псковской судной грамоты гласит, что всякий акт должно «запечатать» у князя, «а не запечатает князь, ино у Святей Троицы запечатать, в том измены нет». Псковская судная грамота отдавала предпочтение письменному акту перед другими видами судебных доказательств. Сделки в устной форме разрешались лишь на сумму не более одного рубля: «А кто имет дават серебро в заим, ино дати... до рубля без заклада и без записи а болши рубли не давати без заклада и без записи». Грамота регламентировала наследственное право, закрепляла перечень видов собственности, выделяя поземельное владение, фактическое владение собственностью, индивидуальную и коллективную собственность и права распоряжения ею. А также определяла виды обязательств: поручительства займа, поклажи, купли-продажи, мены, заклада, найма, закупничества – займа с самозакладом. Недвижимое имущество, по большей части земля, обозначалось термином «отчина»; движимое, под которым понимался преимущественно скот, – «живот». Псковская судная грамота диктовала допустимые формы оформления договоров, без соответствия которым договор считался ничтожным, и способы доказательства заключения договоров в случае спора, а также предъявляла формальные требования к составлению документов: установлений, удостоверений, передачи прав. Благодаря этому исчезли архаичные громоздкость договоров, их обрядность, привлечение многих свидетелей. Псковское законодательство знало два вида письменных договоров: «доски» и «записи». Договоры на незначительные суммы оформлялись частным порядком, как правило, на бересте или на досках, и достоверность подобного договора могла быть оспорена. Договоры купли-продажи земли, хранения, займа на большие суммы оформлялись записью, составленной на пергаменте, ее копия передавалась в архив Троицкого собора. Этот документ служил неопровержимым доказательством при разрешении судебных споров. Важно отметить, что купля-продажа земли оформлялась только записью и впервые сопровождалась условием права обратного выкупа. Свободная воля контрагентов была главным условием совершения договора. Требования к завещанию, прописанные в грамоте, свойственны и современному наследственному праву: существовало два вида наследования, по закону и по завещанию, завещание оформлялось в письменной форме и удостоверялось священником. Также Псковской судной грамотой предусматривались случаи, когда имущество поступало не в собственность наследника, а в его пожизненное пользование и он не мог его отчуждать. В отличие от Русской Правды Псковская судная грамота регулировала главным образом вопросы гражданского законодательства 

Иллюстрации: 

А. Я. Головин.  Вече в Псковском Кремле Эскиз декорации оперы Н. А. Римского-Корсакова «Псковитянка» 

М.В. Шведенков Псков, XVII век, 1950-е гг. 

Псковская судная грамота, 1467 г. 

 

Политика Ивана III укрепила центральную власть Москвы, и первой попыткой преодолеть партикуляризм средневекового права в России стал Судебник 1497 года, составленный дьяком Владимиром Гусевым по повелению великого князя Ивана III, первым принявшего титул «государь всея Руси». Источниками норм права, отраженными в Судебнике Ивана III, являются Русская Правда, Двинская и Белозерская уставные грамоты, Псковская судная грамота, указы и распоряжения московских князей. Судебник 1497 года вводил категорию юридических актов – отпускных грамот, предоставлявших холопам свободу, для приобретения которыми достоверности обязательно требовалось придание им публичного характера. Если владелец отпускал своего холопа, не утвердив этот акт установленным порядком: «без боярского докладу и без диачей подписи, или з городов без наместнича докладу за которым боярином кормление с судом боярским», то он не имел юридической силы. В этот период придать частному акту публичный характер можно было посредством суда, представлявшего в письменной форме правой стороне судебное решение – «правую грамоту». Данные грамоты, по сути, закрепляли собственность на спорное имущество стороны, доказавшей свое право в суде. «Правые разъезжие» уточняли границы спорных владений, а «правые беглые грамоты» подтверждали право собственности на беглого холопа. Государство строго регламентировало размер пошлины, взимавшейся за составление правой грамоты: «А отправые грамоты имати от печати с рубля по девяти денег, а диаку от подписи с рубля по алтыну, а подьячему, которой грамоту напишет правую имати с рубля по три деньги» Деятельность дьяков, выполнявших нотариальную функцию по удостоверению актов, играла важную роль в жизни государства. Ее значение возросло с появлением во время княжения Ивана III новых органов управления – приказов. Со временем дьяки не только заняли доминирующее положение в приказной иерархии, но и вошли в состав Боярской думы. Представители низшего слоя приказных людей – писцы – стали именоваться подьячими, служившими без жалованья и жившими за счет «писчей деньги» – гонораров за составление документов. 

Положения Судебника 1497 года уточнялись и корректировались в 1550 году в Судебнике Ивана Грозного, который провозгласил закон единственным источником права. Принятие Судебника стало важнейшим преобразованием в сфере права и судопроизводства. Также было предпринято изменение системы местного управления. Активизировалась деятельность судебных инстанций в Москве. В 50-х годах XVI века окончательно оформились центральные органы управления – приказы. В Судебнике нашли отражение не только вопросы уголовного права, но также нормы гражданского и административного права. Свод правовых норм регулировал право собственности на вотчины, рассматривал порядок распространения отношений феодальной зависимости на отдельные категории свободного населения Русского государства, правила купли-продажи лошадей и регистрации этих сделок. Статья 98 установила твердое правило: включать каждый новый законодательный акт в общерусский свод законов, что, по существу, стало первой известной нам в русском праве нормой, отображающей процесс формирования законодательства. В новом общерусском кодексе был сделан еще один шаг в сторону оформления крепостного права. Подтверждалось право выхода крестьян в Юрьев день, но в то же время была увеличена плата за «пожилое». Правовой документ предписывал «отпускные давати на Москве бояром и дьяком, да давати отпускные в Великом Новгороде да во Пскове наместником и дьяком», очерчивая таким образом города и круг должностных лиц, имевших право выдачи грамот. В период правления Ивана IV возросли число и значение дьяков и подьячих. Согласно Судебнику 1550 года отпускная грамота, даже написанная собственноручно владельцем холопа, теряла юридическую силу, если она не была удостоверена надлежащим образом: «без боярского докладу, и без новгородских и псковских наместников докладу, и без дьячей подписи». Требовал Судебник и «нотариального» удостоверения сделки по покупке лошадей у земского дьяка в присутствии целовальников по месту ее совершения. «Купчие и закладные и должны быть записаны у дьяков», – твердо решил Иван IV Грозный, утвердив крепостную форму и для актов на недвижимость. Во времена правления сына Ивана Грозного Федора I Иоанновича удостоверение частных юридических актов было передано в приказы. Для совершения различных сделок и оформления документов посадские люди шли и к приказным подьячим. 

Иллюстрации: 

А.М. Васнецов Московский Кремль при Иване III. 1921 г.  

С.В. Иванов. В приказе московских времен. 1908 г. 

Царский судебник 1550 г. 

Записная книга старых крепостей по Новгороду, явленных дьяку Дмитрию Алябьеву 1597-1598 гг. 

 

В конце первой половины XVI века, когда стало очевидно, что приказные подьячие не справляются с объемом запрашиваемых письменных актов, на площадях столицы и уездных городов появились «письменные дельцы вольные». Потребность в нотариальной деятельности продолжала увеличиваться по мере развития и усложнения гражданского оборота, роста торговой активности внутри государства, необходимости удостоверения различных юридически значимых документов, прежде всего в сфере имущественных прав. Законодательное закрепление функции площадных подьячих на площадное письмо – составление необходимых клиентам удостоверительных, передаточных и крепостных документов – произошло после принятия Соборного уложения в 1649 году во времена правления царя Алексея Михайловича. Первые «частные нотариусы» – профессионалы, выполнявшие нотариальные функции, – составляли крепости – «нотариальные документы» своего времени. Перья подьячих скрипели у колокольни Ивана Великого на Ивановской площади в Кремле, где в XVII веке находилась «контора» площадных подьячих – палатка, в которой они совершали крепости и составляли челобитные. В те времена на площади оглашались царские указы и публичные объявления, приговоры, проводились наказания. К концу XVI века площадь обрела свое конкретное назначение как административный и деловой центр Московского Кремля. Так, в первой половине XVI века близ церкви были устроены «дьячьи избы», на месте которых при Борисе Годунове было возведено первое каменное здание приказов. Площадь стала одним из самых многолюдных мест Москвы. Сюда стекались челобитчики со всей Руси, на площади дьяки объявляли царские указы. Площадных подьячих было легко узнать: на шее у каждого висела своя чернильница, а сумка была набита свитками чистой бумаги. Юридические акты писались всегда от первого лица, с XV века в актах стал указываться их составитель и присутствовавшие при составлении письменного акта свидетели. Современные принципы коллективной ответственности и саморегулирования нотариата успешно применялись уже пять веков назад: площадные подьячие объединялись в артели с взаимной круговой порукой. Корпорацией площадных подьячих руководил староста, кандидатуру которого в челобитной подавали царю сами площадные подьячие. Как отмечает в труде «История России с древнейших времен» С.М. Соловьев, староста «должен был смотреть, чтоб всякие крепости и посторонние письма писали с его ведома, и работных людей помечали имена и вершили на площади, и по пометкам без записей задаточных денег торговые люди не давали, давали б в то время, как записи совершены и поданы будут в приказной палате. Староста также должен был смотреть за площадными подьячими, чтоб кто воровски не написал каких подставных заочных крепостей; также чтоб вместо записей торговым людям книг наемных с поруками не писали, чтоб в том пошлина не пропадала; на ослушников староста должен подавать докладные письма за руками в приказной палате, и тем людям от площади будет отказано». Полномочия площадных подьячих росли из века в век: в XVII столетии наряду с написанием актов они осуществляли экспертизу документов, вели дела челобитчиков. Соборное уложение предписывало строгую регламентацию порядка оформления имущественных и денежных сделок. Согласно Уложению данные, закладные, заемные кабалы, вотчинные и дворовые купчие и прочие документы составлялись площадными подьячими, записывались в книги соответствующего приказа, за что взималась пошлина. После этого документы предъявлялись в Печатный приказ, где к ним прикладывалась государственная печать. Современная схема взаимодействия государственного регистратора и нотариуса, удостоверяющего сделку, также берет свое начало в почти четырехвековой давности истории. Гражданское право значительно расширилось благодаря росту товарно-денежных отношений. Появились понятия физического лица и коллектива, возросла правоспособность женщин в вопросах совершения сделок, устная форма договора теперь заменялась письменной, положив начало современным сделкам купли-продажи. Помимо этого Соборное уложение определяло статус государства и самого царя, содержало комплекс норм, регулировавших деятельность всех органов государственного управления. 

Иллюстрации: 

Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1946 г. 

К.В. Лебедев Площадной подьячий 1912 г. 

В.В. Кандинский. Приезд купцов. 1905 г 

Эпоха Российской Империи

C восшествием на престол великого царя, императора и самодержца Всероссийского Петра I наступило время реформ. Осуществивший губернское деление и реформирование государственного аппарата Петр I впервые использует термин «нотариус» в российском праве, введя нотариуса как должностное лицо в утвержденный в 1720 году Генеральный регламент. В данном уставе нотариус предстает, скорее, не в традиционном понимании нотариальной деятельности, а как чиновник канцелярского профиля. Заимствование латинского термина в данном случае обусловлено особенностями Петровской эпохи и объясняется использованием в качестве образца западноевропейской административной системы. Хотя немного позднее, в 1724 году, Петр I придает нотариусу уже функции непосредственно в сфере нотариальной деятельности, учредив институт «публичного нотариуса». В частности, в обязанности публичного нотариуса входило написание договоров между шкиперами и купцами при отправлении кораблей в иностранные государства.

Первым публичным нотариусом по представлению Коммерц-коллегии стал Крестиан Корнелиус, «иноземец Прусской земли». Определением Правительствующего сената «О назначении иноземца Крестиана Корнелиуса публичным нотариусом» устанавливались его обязанности: "Понеже в Коммерц-коллегии надлежит для коммерческих дел иметь нотариуса публичного, которого дело следующее имеет быть: 1-е, все вексели, как в неприеме, так и в неплатеже, надлежит ему протестовать, что ныне имеется только между купцов самих и от них учрежденных маклеров; 2-е, во время жалоб от шкиперов в неисправности корреспондентов, пребывающих в России от чужестранных купцов, надлежит нотариусу писать аттестации, почему б тем шкиперам и другим морским служителям возможно было в чужестранных государствах на купцах взыскивать; 3-е, должен он писать при отправлении кораблей в чужестранное государство цертерпартии или договоры между шкиперами и купцами; 4-е, ему же надлежит писать все договоры, касающиеся до чужестранного купечества, которые подлежат объявлены быть в чужестранные государства, и через имение оного нотариуса возможает Коллегия лучше познать состояние торга, который происходит от чужестранных государств в Россию, и по знанию того усмотреть, что к пользе Российского государства может произойти; 5-е, в тот чин представляла Коммерц-Коллегия обретающего в оной коллегии иноземца Прусской земли Крестиана Корнелиуса и мнение свое объявила, что надлежит ему быть без жалования. А брать от прилучившихся к сему делу купцов за труды по рассмотрению, кто что даст, и о том о всем требовала указу, и по определению Правительствующего Сената... велено: «по тому докладу показанному Крестиану Корнелиусу быть при той Коллегии публичным нотариусом без жалования, а за труды получать ему от купцов, кто что по своему розумению даст по своей воле, и определить его к тому делу, учиняя ему по Указу присягу, а с принуждением ни с кого ничего не брать, а буде то чинить станет, о том бить челом в Коллегию.

Ранее в 1699 году Петр I предпринял попытку реформировать существовавший порядок осуществления нотариальной деятельности, перепоручив ее функционал государственному аппарату, и упразднил институт площадных подьячих. Отныне все крепости совершались в Поместном приказе города. Крепости же, совершаемые в других российских городах, должны были направляться в головной приказ в Москве. Указ от 1 января 1700 года распределял письмо различных крепостей между Ратушей и Московской Большой Таможней. Площадным подьячим разрешалось писать только челобитные. Но писание крепостей в различных учреждениях — мера, принятая Петром Великим для замены «площади», — не удалась. Приказные подьячие не справились с письмом крепостей. Неумение писать крепости должным образом привело к волоките и взяточничеству. Свидетелями совершения крепостей зачастую становились случайные люди. Ввиду очевидной неудачи этой реформы деятельность площадных подьячих, именовавшихся отныне «подьячие крепостных дел», была восстановлена и регулировалась именным указом императора от 1701 года «Об обряде совершения всякого рода крепостных актов». «Было повелено писать крепости по прежнему указу в палатке Ивановской площади», а надзор за деятельностью площадных подьячих был поручен Оружейной палате, впоследствии «для ближайшего заведывания крепостным делом учрежден особый приказ крепостных дел, состоявший из нескольких судей». Приказ Крепостных дел был учрежден 8 января 1706 года. Ему вменялось заведовать всем крепостным письмом в России, определять на должности крепостных дел подьячих писцов и надсмотрщиков, контролировать их деятельность. При этом крепостных дел подьячие были переведены на государственную службу с выделением жалованья. Таким образом, впервые в истории страны была предпринята попытка создать «государственный нотариат», переведя его на бюджетную основу. Приказ регулировал назначение и отстранение подьячих от должности, наказание недобросовестных подьячих, разрешение споров по крепостям, сбор пошлин с частных актов и челобитных. При назначении на должность крепостных дел подьячие приводились к присяге и представляли поручные записи на случай материальной ответственности. Значительное внимание в указе уделялось дисциплине и пресечению злоупотреблений, допускаемых подьячими. За нарушения при составлении крепостей, помимо отстранения от приказа, часто применялись телесные наказания. Ранее, в 1699 году, Петр I принял указ о введении гербовой бумаги «под орлом» для написания крепостей. Позднее приказ сменила Расправная канцелярия при Сенате, затем Юстиц-коллегия, в ведение которой поступало совершение актов и ограничение прав на недвижимое имущество. При Юстиц-коллегии в качестве нотариального органа была создана Крепостная контора, возглавлявшаяся секретарем, которая выполняла те же функции, что и приказ Крепостных дел. В провинции оформлением сделок также занимались крепостных дел подьячие, состоявшие при губернских канцеляриях или при приказных или воеводских избах. Был установлен и новый порядок совершения крепостных актов. В соответствии с ним все виды сделок разделялись на три статьи. К первостатейным относились купчие, закладные, кабальные и прочие крепости. Они записывались перечнем у крепостных дел подьячих, но затем должны были фиксироваться в соответствующих приказах, а на местах — в провинциальных канцеляриях. Данные документы обладали формальными признаками нотариального удостоверения и имели законную силу. Крепости второй статьи — наемные, поступные и данные на крестьян записывались полностью от начала до конца в крепостные книги, минуя приказы и канцелярии. Введение нового порядка в оформлении крепостных актов не отменяло статей Уложения в части разделения по значимости крепостного акта и домашнего.

Примером документа с формальными признаками нотариального удостоверения является купчая крепость на крестьянина помещика В.Т. Апраксина: «Лета 1715 года, августа в 9 день синберенин Василий Тимофеев сын Апраксин дал сию купчую в Синбирске саратовцу Никифору Федорову сыну Дмитриеву в том: продал я, Василий, ему, Никифору, впрок без выкупу старинного своего крепостного крестьянина Ефима Матвеева, с женою его Пелагеей Наумовой дочерью и с детьми их, что у них есть на лицо же. А оной мой крестьянин написан в писцовых и крепостных книгах за дедом моим и за отцом моим Тимофеем Тихоновым сыном Апраксиным (Опраксиным) и за мною, Василием. А взял я, Василий, у него, Никифора, за оного своего крестьянина, и за жену его, и за детей денег десять рублей. А оные его крестьяне опричь сей купчей наперед сего дню никому не проданы и не заложены, и ни в каких крепостях не укреплены. Сия купчая Василия Тимофеева Апраксина с оного крестьянина Ефимия Матвеева, и за женой его, и за детьми, кроме пасынка его Михаила, продал и деньги десять рублей взял и руку приложил самаренин Александр Поздняков... Синбиренин Василий Тимофеев сын Своитинов свидетелем был и руку приложил. К сей купчей синбиренин Степан Мещеряков свидетелем был и руку приложил. Усей купчей свидетель... и руку приложил. А 1715 года, августа в 9 день, за письмо по записям по указу взято и сия купчая в Синбирске у крепостных дел в книгу перечнем записана, а подлинно записать в указанный день в канцелярии, а ежели не записана будет она в крепость. А писал сию купчую синбирских крепостных дел подьячий Борис Лукьянчиков, потому что надсмотрщик послан в Казань с отчетом. 1715 года, августа в 9 день, сия купчая в Синбирскую книгу провинциальной канцелярии переписана, перед оберкомендантом Бахметьевым чтена и в книгу записана, и пошлина по указу по гривне с рубля итого взято. Дьяк Иосиф Протопопов. Справил Матвей Сухарев».

 

 

 

Иллюстрации:

Генеральный регламент 1720 г.

П. Деларош. Портрет Петра I. 1838 г.

 

 

 

 

 

Преемники Петра I продолжали его реформы. Постепенно развивалась и нотариальная деятельность, институт нотариата все больше обретал формы, свойственные современному. В Вексельном уставе, разработку которого начал еще Петр I, впервые был употреблен термин «нотариус» в современном его значении в связи с совершением протеста векселя. Этот нормативный акт, принятый в 1729 году, во время правления императора Петра II, и просуществовавший более века, определял упрощенный порядок совершения векселей. Содержавший перечень принадлежностей векселя, считавшегося крепостью, а также его образцы и формы Устав дозволял писать векселя на дому, и только уже затем в присутственном месте уполномоченное лицо фиксировало оформление данных отношений. Подписи, делавшиеся на векселе, не нуждались в подтверждении свидетелями. Вексель не мог быть оспорен ни при каких обстоятельствах, если его содержание было заключено в правильную форму. Нотариус выступал в роли лица, свидетельствующего факты, выходящие за рамки, обозначенные в векселе, в случаях отказа платежа принимателя, продления срока векселя, расчета за векселедавца третьей стороны и банкротства векселедавца: «Буде подаватель объявит вексель, а приниматель не подпишет, 1760-е тогда надлежит немедленно в первые сутки, в дом того принимателя призвав, где есть публичный Нотариус, то Нотариуса, а где нет, то Таможенного или Ратушского канцеляриста, а в малых уездных ярманках, где Таможен нет, земского дьячка при двух, ежели больше не случится, свидетелях, где есть, из купечества, а в уезде, где оных нет, то добрых из крестьянства, в неподписке векселя протест чинить, за чем оный приниматель вексель не подписывает, и тому Нотариусу или канцеляристу, Указ Екатерины II от 1766 года, по которому вексель, выданный в уплату крупного карточного долга, признавался недействительным, вероятно, спас от разорения многих игроков из дворян, прежде оформлявших таким образом свои карточные долги. Маклеры и публичные нотариусы, к которым обращались по протесту таких векселей, должны были соблюдать данное постановление. За выдачу фальшивых векселей и за недонесение об их составлении вводилось наказание вплоть до смертной казни. Для сочинения нового свода законов путем собрания московских законов, изданных в Соборном уложении 1649 года, и последующих законов или же путем заимствования шведских законодательных норм уже во время правления Петра Великого учреждались особые комиссии, в которых прорабатывались в том числе и различные концепты по развитию нотариата. Последующие государи также указывали на необходимость взамен устарелого Уложения составить «новое уложение». К концу царствования Елизаветы комиссия составила наконец проект уложения, но свет увидели лишь отдельные правительственные постановления, такие как касающийся нотариата указ от 1752 года «Об ответственности за утайку истинной цены сделки», который обязывал, «чтобы впредь всяких чинов люди, от кого что кому будет продано, при письме крепостей цену объявляли». Императрица Екатерина II на протяжении всего своего правления продолжала политику реформирования законодательства. Были предприняты шаги по усовершенствованию полиции и суда, при этом императрица считала необходимым формирование самостоятельного института нотариата. В «Наказе», предназначенном в руководство «комиссии для сочинения проекта нового уложения», императрица изложила свои общие взгляды по всем главнейшим вопросам законодательства. Уложенная комиссия, начавшая работу 30 июля 1767 года в Грановитой палате Кремля в составе избранных представителей дворянства и купечества, государственных крестьян, казачества, подготовила ряд важных постановлений по нотариату. В 1769 году появилось Определение Правительствующего сената о необходимости сделать общее положение о нотариусах. В 1775 году императрица подписала знаменательный документ «Учреждения для управления губерний Империи Российской». Завершив административную реформу, Екатерина II приступила к реорганизации управленческого аппарата. Была упразднена Юстиц-коллегия, а вместо нее создан соединенный Департамент юстиции и Вотчинной коллегии, которому были переданы дела, касающиеся крепостного письма. В губерниях эта процедура закреплялась за палатами гражданского суда, в уездах — за уездными судами, при которых были учреждены отделения крепостных дел, просуществовавшие до введения Положения о нотариальной части. За оформление нотариальных актов отвечали все те же крепостных дел подьячие и надсмотрщики. Составленный акт они вносили в докладную книгу, которая поступала в органы присутствия данного суда. После проверки права продавца или залогодателя акт передавался под грифом «совершить по закону» опять надсмотрщику, а тот записывал его в крепостные книги. Впервые во времена правления Екатерины II были выделены разделы документов, адресованные нотариальным частям губерний и областей окраин России, а также войсковым правлениям. В начале 1780-х годов императрица предприняла попытку децентрализации учреждений нотариального характера, распределив их функции между крепостными палатами, маги стратами и управами благочиния. Екатерина II стремилась избавиться от излишних формальностей при совершении правовых актов и предоставила возможность частным маклерам удостоверять сделки с недвижимым имуществом. Тем самым, выражаясь современным языком, осуществляется переход нотариата на небюджетную основу после того, как Петром I была предпринята попытка создать «государственный нотариат». Принцип латинского нотариата, согласно которому нотариус исполняет публично-правовую функцию от лица государства на небюджетной основе, доказал свою эффективность. Спустя два века нотариат России вновь совершит переход на небюджетную форму. С 1781 года исключительно для торговых сделок и разного рода посредничеств утверждаются маклеры, осуществлявшие нотариальные действия, и собственно нотариусы. Устав благочиния или полицейский, утвержденный в 1782 году, пред полагал наличие в каждой полицейской части города частного маклера. В Уставе о нем было сказано: «Кто в части дом построить или ломать хочет, или иное строение, или место купит, продаст, закладывает, в заклад берет, дарит или инако укрепит, да объявит о том частному маклеру ради записания в частной книге...». В 1785 году вышла «Жалованная грамота городам», и в городах появилось сразу два вида маклеров: частные от управы благочиния и маклеры от магистратов. Маклер при магистрате имел право оформлять сделки только между горожанами. Частный маклер, выполняя нотариальные функции, не был ограничен пространственными и сословными рамками.

Иллюстрации:

Ф.С.Рокотов Портрет императрицы Екатерины II, 1780-е г.

Александр Бенуа Выход императрицы Екатерины II, 1912 г.

Вексель 1820 г.

Время правления императора Александра II ознаменовалось серьёзными социальными, экономическими и политическими реформами, в корне изменившими жизнь империи. В 1861 году царь-освободитель отменил крепостное право и, одержав победу в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., вывел из-под гнёта Османской империи балканские народы. Русский историк, основоположник социологии права Василий Ключевский отмечал: «Александру II досталось наследство, обремененное запоздалыми преобразовательными вопросами, давно просроченными обещаниями и недавними тяжкими утратами... императору Александру II пришлось протаскивать свои реформы...» Император дал суд стране, не знавшей истинного правосудия. Судебная реформа 1864 года, призванная «водворить в России суд скорый правый и милостивый и равный для всех подданных», изменила принципы и процедуры судопроизводства. Положение о нотариальной части стало одним из важнейших законодательных актов того времени. Подписание документа императором Александром II состоялось 27 апреля (по новому стилю) 1866 года. Уникальный правовой акт стал основой для масштабной реформы, и дата его принятия — точкой отсчета истории российского нотариата как самостоятельного правового института. Дореформенный нотариальный порядок не соответствовал экономическим и социальным требованиям времени. Сложность крепостного порядка, обусловленная злоупотреблениями и волокитой в дореформенных судебных учреждениях, требовала реформирования нотариального дела. Ещё в 1859 году, поручая составить закон о судоустройстве, император обратил особое внимание «на изъятие нотариальной части из ведомства судебных мест». Прогрессивный нормативный акт, при разработке которого были учтены подобные нормативные документы Франции, Австрии и Баварии, учреждал стройную систему нотариальных органов и определял их компетенцию. Значение Положения о нотариальной части 1866 г. для России сравнимо со значением Кодекса Наполеона для Франции.

Вступление Положения в силу предусматривало упразднение всех прежних учреждений крепостных дел, должности чиновников крепостных дел, а также должности публичных нотариусов. Нотариальная часть была отделена от судебной, но оставалась под наблюдением судебных мест. И была сформирована из нотариусов, имевших в столицах, губернских и уездных городах свои нотариальные конторы, а также старших нотариусов, состоящих при нотариальных архивах окружных судов. В тех городах, местечках, посадах и селениях, где нотариусов не было, их функции должны были выполнять мировые и городские судьи и уездные члены окружных судов. Деятельность нотариуса происходила в пределах судебного округа, в который он был назначен на должность, а количество должностей в округе определялось Министерством юстиции. Данное положение было введено и в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате 1993 года, с поправкой на то, что территория страны была поделена на нотариальные округа, в пределах которых нотариусы осуществляют свою деятельность, а количество должностей нотариусов определяется в порядке, утверждаемом Министерством юстиции России и Федеральной нотариальной палатой.

Правовой статус нотариусов, в соответствии с Положением, имел двойственность:

с одной стороны, они находились на государственной службе с присвоением им VIII класса по должности (коллежский асессор), но без права на производство в чины, без права на пенсию и без оплаты их труда со стороны государства. Нотариусы признавались свободными профессионалами с правом взимания платы за совершаемые нотариальные акты по добровольному соглашению с обратившимися за их совершениями лицами, если ее размер не был установлен.

Имелись отличия и в правовом статусе младших и старших нотариусов. Старшие нотариусы считались состоящими на государственной службе, а по уровню установленных гарантий были приравнены к членам окружного суда. При принятии Основ законодательства о нотариате проблема определения статуса была учтена: нотариусы, занимающиеся частной практикой, и государственные нотариусы не были отнесены к лицам, состоящим на государственной службе. Вместе с тем за нотариусами, как за должностными лицами, выступающими от имени Российской Федерации, был закреплен публично-правовой статус.

Компетенция младших и старших нотариусов была различной. Так, в обязанности

младших нотариусов входило совершение актов всякого рода в отношении любого обратившегося лица, кроме близких родственников нотариуса, выдача выписок из актовых книг и копий актов, засвидетельствование явки актов, договоров, принятие на хранение документов частных лиц, составление по поручению члена окружного суда проектов раздела наследства. Старшие нотариусы заведовали нотариальными архивами. Также им поручалась «крепостная часть» — утверждение актов об уступке прав собственности и других вещных прав на недвижимое имущество.

По сути, нотариус того времени совершал практически такие же нотариальные действия, что и его современный коллега, с соблюдением той же процедуры. Удостоверяя документ, нотариус должен был, прежде всего, удостоверить личности сторон, совершающих сделку, убедиться в их правоспособности и дееспособности, изложить задуманную сделку со слов клиентов в форме проекта акта, прочесть его сторонам и убедиться, что содержание понято ими верно, и стороны согласны на изложение в предлагаемом виде. Также производилась проверка подлинности договора и его соответствия действующему законодательству. Нотариус вносил договор в актовую книгу за своей подписью и подписями сторон и свидетелей, взыскивал пошлины и сборы, и на подлиннике договора совершал надпись, содержащую время засвидетельствования и номер по книге, выдать выпись из актовой книги.

При совершении каждого нотариального акта, являлось обязательным присутствие двух свидетелей, а при оформлении сделок с недвижимым имуществом — трёх, удостоверявших его совершение, а также личность, совершающих акт, который считался совершённым с момента его подписания в актовой книге нотариусом, сторонами и свидетелями. Нотариус должен был самостоятельно изготавливать реестр для регистрации всех совершённых им актов и удостоверений и явленных у него заемных обязательств и договоров. Реестр велся им после шнуровки, печати и скрепы листов секретарем окружного суда и подписи члена суда. Таким же образом велись и две актовые книги для внесения актов, совершаемых нотариальным порядком: первая — для актов, касающихся недвижимого имущества, а вторая — для всех прочих актов, книгу для записи взимаемых им сборов.

Также созвучны современным были требования к кандидатуре нотариуса и процедуры назначения на должность. Нотариусами могли стать достигшие совершеннолетия русские подданные, не опороченные судом или общественным приговором и не занимающие никакой другой должности в государственной или общественной службе. Желающие заступить на вакантное место нотариуса должны были подать заявку в соответствующую судебную палату, затем с её одобрения выдержать испытание перед Общим собранием губернского окружного суда на знание нотариального делопроизводства. Если комиссия находила, что испытуемый имеет хорошую подготовку, то после прохождения процедуры утверждения в судебной палате он получал право открыть свою нотариальную контору в указанном месте, предварительно приняв присягу и внеся денежный залог «на случай неправильных его по должности действий». Так закладывался принцип имущественной ответственности нотариуса. В наши дни институт профессиональной ответственности нотариуса гарантирует эффективную работу небюджетного нотариата. Нотариальное удостоверение было и остается одним из главных гарантов стабильности гражданского оборота, достоверности данных государственных реестров, защиты имущественных интересов граждан и бизнеса.

В XIX веке, кандидат, прошедший испытание на должность, приносил присягу при публичном заседании окружного суда: «Обещаюсь и клянусь всемогущим Богом, пред святым его Евангелием и Животворящим крестом Господним, хранить верность Его Императорскому Величеству Государю Императору, самодержцу всероссийскому, честно и добросовестно исполнять все обязанности принимаемой мною на себя должности и все относящиеся до сих обязанностей законы и правила, распоряжения и поручения, не превышать предоставленной мне власти и не причинять умыслом никому ущерба или убытков, а напротив, вверяемые мне интересы ограждать как свои собственные, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ пред законом и пред Богом на страшном суде Его. В удостоверение сего целую слова и креп спасителя моего». После принесения присяги кандидат получал свидетельство нотариуса.

Александр II пошел по пути радикального реформирования нотариата и фактически создал самостоятельный, относительно независимый от судебной власти институт с достаточно широким кругом полномочий, который просуществовал в таком виде до Октябрьской революции 1917 года. Возрожденный в нашей стране небюджетный нотариат воспринял все лучшие концептуальные основы модели правового регулирования, предусмотренной в Положении, — с учетом применимости их к реалиям конца XX — начала XXI столетия

 

 

Иллюстрации:

Император Александр II. Фотография Федора Орлова. Ялта, 1870-е годы

М.А. Зичи Сцена коронации Александра II в Успенском соборе 26 августа 1856

Альфонс Муха «Отмена крепостного права на Руси» 1914 г.

Положение о нотариальной части

Советский период

Революционные события 1905 года, Первая мировая война, Февральская, а затем и Октябрьская революция, в результате которой разразилась Гражданская война, в корне изменили уклад жизни страны, впрочем, как и ход мировой истории. В связи с революционными событиями февраля—октября 1917 года иной стала не только структура общества, но и вся система права. После свержения Временного правительства большевики национализировали землю, промышленность, банки, аннулировали как внутренние, так и внешние займы царской России. Декретом о суде от 24 ноября 1917 года были отменены все ранее действовавшие судебные установления; упразднены прежние судебные органы, институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры. Несмотря на то что нотариальные конторы с приходом новой власти не были упразднены, как это произошло с окружными судами, нотариусам был предписан запрет на совершение определенных нотариальных действий. Декретом о запрете сделок с недвижимостью от 16 декабря 1917 года ввиду предстоящего обобществления городской земли приостанавливались какие бы то ни было сделки по продаже, покупке, залогу и т.д. всей недвижимости и земельных участков в городах. Советам рабочих и солдатских депутатов и городским самоуправлениям предписывалось установить наблюдение за исполнением нотариусами настоящего постановления. Декретом о моратории по векселям и исполнительным листам отменялись или приостанавливались оплата и опротестование векселей. Прямым следствием иностранной военной интервенции и Гражданской войны стало вынужденное проведение политики военного коммунизма, экономический оборот в стране резко упал. 23 марта 1918 года Совет Народных Комиссаров Москвы и Московской губернии принял постановление, отменившее Положение о нотариальной части, действовавшее более полувека, и было введено новое Положение. Также была объявлена муниципализация нотариальных контор. 27 апреля 1918 года ВЦИК своим декретом отменил наследование как по закону, так и по духовному завещанию. Затем последовали декреты об отмене дарения и отмене частной собственности на недвижимое имущество. 2 февраля 1920 года Народный комиссариат юстиции РСФСР возложил выполнение нотариальных функций на уездные и губернские отделы юстиции, а менее сложные нотариальные действия, такие как засвидетельствование копий, подлинности подписей, были отнесены к компетенции народного суда. Впоследствии Декретом от 13 августа 1921 года совершение нотариальных действий было передано нотариальным столам, созданным вместо закрытых нотариальных контор. После окончания Гражданской войны, отмены военного коммунизма и начала восстановления народного хозяйства после разрухи стало ясно, что обеспечение должного правового порядка в стране и контроля гражданского оборота невозможно без возрождения института нотариата. Необходимость в создании правового института, с помощью которого можно было бы регулировать быстро развивающиеся экономические и социальные отношения, в том числе восполнить недостаток поступающих в бюджет налогов во времена новой экономической политики, привела к тому, что в 1922 году на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции было принято решение восстановить нотариат как профессиональную государственную организацию. В опубликованных 26 декабря 1921 года «Тезисах о нотариате» отмечалось, что нотариат необходим стране как организация, способная содействовать осуществлению государственного контроля над гражданским оборотом в части заключения сделок с частнокапиталистическими элементами. Особое внимание в Тезисах было уделено вознаграждению за услуги поступающих в бюджет налогов во времена новой экономической политики, привела к тому, что в 1922 году на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции было принято решение восстановить нотариат как профессиональную государственную организацию. В опубликованных 26 декабря 1921 года «Тезисах о нотариате» отмечалось, что нотариат необходим стране как организация, способная содействовать осуществлению государственного контроля над гражданским оборотом в части заключения сделок с частнокапиталистическими элементами. Особое внимание в Тезисах было уделено вознаграждению за услуги. В нём говорилось о недопустимости в гражданско-правовых отношениях элементов, присущих капиталистическим странам, так как нотариус является должностным лицом и обеспечивается не клиентурой, а государством. Положением о государственном нотариате от 4 октября 1922 года был окончательно утвержден государственный нотариат. В истории страны это была вторая после Петра I попытка перевести нотариальную деятельность на бюджетную основу. Правом открывать государственные нотариальные конторы в городах, сельской местности, на узловых станциях, пристанях, временно — на ярмарках наделялись исполкомы местных органов власти. Отдельные нотариальные действия могли совершать не только государственные нотариальные конторы, но и районные исполкомы городских, сельских и поселковых советов. Кроме того, там, где нотариальные конторы отсутствовали, их функции возлагались на народных судей, за исключением совершения актов и засвидетельствования договоров. Этим положением к ведению нотариата были отнесены совершение актов, для которых законом установлен нотариальный порядок; засвидетельствование договоров, заключаемых государственными, кооперативными, общественными учреждениями, предприятиями, организациями как между собой, так и с частными лицами; совершенствование и засвидетельствование по желанию сторон таких договоров, которые не требуют по закону нотариального совершения или засвидетельствования; совершение протеста векселей: засвидетельствование доверенностей и копий со всякого рода документов и выписок из торговых книг, а также подлинности подписей; удостоверение по требованию должностных лиц и учреждений, а также частных лиц бесспорных обязательств, таких как: времени предъявления документов, нахождения лица в определенном месте, представления объяснения либо требования от одного лица к другому. В компетенцию нотариуса входили выдача выписок и копий из нотариальных книг и реестров, принятие и хранение представленных разными лицами документов. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 14 мая 1926 года «Об основных принципах организации государственного нотариата» закреплялись следующие принципы организации государственного нотариата: вознаграждение за труд государственный нотариус мог получить только от государства; был установлен запрет на занятие государственным нотариусом иной должности, за исключением выборной и преподавательской; государственному нотариусу запрещалось служить по найму в кооперативных, общественных организациях и у частных лиц; государственный нотариус не имел права участвовать в торговых и промышленных предприятиях и состоять членом коллегии защитников; государственный нотариус был обязан соблюдать государственную нотариальную тайну. Положения о государственном нотариате 1926 и 1930 годов отражали курс на свертывание нэпа и усиление государственного регулирования экономических отношений. Уменьшался объем нотариальных действий, совершаемых нотариальными конторами, изменялся характер нотариальных действий. 30 июля 1931 года постановлением ВЦИК и СНК РСФСР было сокращено количество нотариальных контор в стране, права совершения всех нотариальных действий передавались исполнительным органам местных советов и частично — сельским советам. Оставшиеся нотариальные конторы помимо своей непосредственной работы обязаны были инструктировать эти органы, снабжать их справочной и нормативной литературой. К 1935 году на весь СССР осталось 122 нотариальные конторы. По всей видимости, последствия таких кардинальных решений оказались не столь благоприятными, и 10 июня 1936 года постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «О реорганизации нотариальных органов» все нотариальные действия изымались из ведения районных и городских советов и вновь передавались нотариальным конторам и нотариальным столам при народных судах. Одновременно расширялись функции нотариусов. Чтобы освободить суды от дел бесспорного характера, судебные приказы по актам передали нотариату. У нотариусов появились новые компетенции: оформление наследственных прав граждан, совершение исполнительных надписей не только для принудительного исполнения нотариальных актов, но и взыскания так называемых бесспорных задолженностей, выдача залоговых свидетельств, право признания безвестно отсутствующим и умершим, обеспечение доказательств. Все это послужило восстановлению объемов нотариальных действий и увеличению числа контор. В 1937 году в СССР количество нотариальных контор возросло до 1537, в РСФСР — до 344. В укрепившихся новых социально-экономических реалиях нотариат вновь дока — зал свою незаменимость, стал значимым правовым институтом.

Иллюстрации:

Е.И. Дешалыт Диорама Штурм Зимнего дворца, 1957 г.

Первая выпись из первой части актовой книги Шестой государственной нотариальной конторы за 1926 год

 

В годы Великой Отечественной войны нотариат страны встретил все те испытания, что выпали на долю народа. Советские нотариусы ушли на фронт. Многие не вернулись. Кто-то дошел до Берлина и своими глазами видел красное знамя, взметнувшееся над Рейхстагом.

История нотариата знает множество примеров стойкости и отваги нотариусов, проявленных на полях сражений. Так, старший нотариус Мордовской республиканской нотариальной конторы, Сергей Тимофеевич Девятаев, был мобилизован 29 мая 1942 года. Студент Казанского юридического института, он попал в роту связи 734-го стрелкового полка 223-й дивизии, сражался под Сталинградом, получил тяжелое ранение, едва оправившись от которого, поспешил вернуться на фронт. Пройдя всю войну солдатом, Сергей Девятаев дошел до Берлина.

Николай Гаврилович Шикер работал нотариусом с 1939 года. 6 октября 1941 года он был призван в ряды Красной Армии. В годы войны участвовал в боях на Северо-Западном фронте, в районе Старой Русы, потом на Юго-Западном фронте, в районе Белгорода. Участник битвы на Курской дуге, Николай Гаврилович сражался в должности командира орудия. 3 августа 1943 года получив тяжелое ранение обеих ног, он был отправлен на лечение в эвакогоспиталь. Ногу спасти не удалось. Николай Гаврилович был комиссован 1 сентября 1944 года, а в мае 1948 года вновь вернулся к работе в должности нотариуса.

Николай Григорьевич Зотов был призван Челябинским РВК в сентябре 1938 года. 7 ноября при 133 легком артиллерийском полку он принял присягу на верную службу в рядах Красной Армии. С 1939 по 1942 служил на Дальнем Востоке, потом его перебросили под Курск. Получив звание старшего сержанта, Николай Григорьевич стал командиром орудия третьей батареи Отдельного артиллерийского дивизиона 128 стрелковой бригады. Весной 43-го в одном из боев красноармейца настигло тяжелое ранение. Осколки разорвавшейся мины раздробили кости обеих ног. По заключению врачей его комиссовали. «За личное мужество в боях с врагами Советского Союза на театре военных действий» ему вручили медали «За отвагу» и «За доблестный труд» в период Великой Отечественной войны; в юбилейные годы — нагрудные знаки в честь Победы над фашистской Германией. В феврале 1944 Николай Зотов начинает работать судебным исполнителем народного суда Косулинского района. А в апреле того же года его назначают на должность нотариуса Куртамышской государственной нотариальной конторы. Более четверти века Николай Григорьевич посвятит нотариату.

Таких примеров множество, но нотариусы Советского Союза защищали родину не только на полях сражений. В тылу они выполняли свой профессиональный долг, обеспечивая законность гражданского оборота в тяжелое военное время. Трудились неустанно и под бомбежками, и в разруху, как и вся обескровленная, но уверенная в своей победе страна.

С началом войны, когда в стране была объявлена всеобщая мобилизация и большая часть нотариусов была призвана на фронт, повсеместно начали закрываться и реорганизовываться нотариальные конторы. Работа нотариусов в срочном порядке перестраивалась, сокращение количества нотариальных контор привело к увеличению нагрузки на сотрудников оставшихся. Так, по данным на 1 июля 1941 года на территории РСФСР работала 1251 нотариальная контора, а к 1 октября 1942 года продолжили свою работу только 557 нотариальных контор. Часто рабочее место нотариусам приходилось делить с адвокатами и судебными исполнителями. Сохранить тайну нотариального действия в таких условиях стоило огромных усилий. Не только недостаток рабочих площадей был далеко не самым сложным испытанием. Не было печатных машинок, нотариусам не хватало бумаги для составления нотариальных документов. Все записи приходилось делать от руки, на обоях, нарезанных по размеру бланков, которых в военный период у нотариусов не осталось вовсе. Нередко договоры заключались на чайных этикетках царского времени.

Обстановка военного времени привела к резкому сокращению числа нотариальных действий. Особенно уменьшилось количество исполнительных надписей, и в то же время выросло число действий по удостоверению документов, которые совершали граждане, эвакуированные из прифронтовой полосы.

Не менее остро стоял вопрос о кадрах. В конце 30-х гг. 2/3 нотариусов были мужчины, к окончанию же войны численность женщин от общего числа нотариусов приблизилась к 75 %.

Военное время требовало особого порядка в совершении нотариальных действий. Повысилась ответственность нотариусов за допущенные нарушения, так как необходимо было любой ценой обеспечить правильное разрешение конкретных вопросов работы, повысить бдительность нотариусов и исключить возможность использования нотариальных контор в удостоверении, оформлении и выдаче документов, которые могли быть использованы во вред государству.

В годы войны Народными комиссариатами юстиции СССР и РСФСР было принято некоторое число нормативных документов, регулирующих деятельность нотариата. В числе важнейших приказов и директивных писем НКЮ СССР следует выделить Приказ от 9 ноября 1943 г. № 83 «О наложении запрещений на строения», директивное письмо от 28 апреля 1942 г. № Д-42, определявшее порядок засвидетельствования нотариальными конторами копий с документов, представленных военнослужащими. Специфику военного времени отражала директива от 23 февраля 1943 г., которая требовала от нотариальных контор прекратить выдачу свидетельств о признании пропавших без вести военнослужащих умершими на основании одних только уведомлений об этом военных органов, без предъявления других данных, подтверждающих факт гибели военнослужащего.

Все доходы от совершенных нотариальных действий пополняли казну государства. В годы войны нотариат приносил стране стабильную прибыль, что было немаловажно в условиях военного времени. Сами же нотариусы получали небольшие выплаты, а в некоторых регионах по несколько месяцев трудились бесплатно. Оставшиеся на служебном посту они без сна и отдыха вели прием в конторах, а после этого отправлялись в госпитали к раненым, чтобы и там выполнять свою работу: удостоверять завещания, копии различных документов и согласия опекунов или супругов на продажу совместного имущества. Каждый нотариус понимал — война не время для жалоб. Нотариат необходим стране для обеспечения соблюдения законности, поддержания порядка в документах, а потому он должен выстоять.

Одержав победу, страна постепенно возвращалась к мирной жизни, и для регулирования гражданских правоотношений, поддержания уровня правовой культуры в послевоенном обществе был необходим труд нотариусов. Несмотря на кадровый дефицит, недостаток материальных ресурсов нотариусы и сотрудники нотариальных контор честно исполняли свой профессиональный долг. Благодаря их труду, нотариат, с честью переживший войну, продолжил свое развитие. На свои места возвращались нотариусы, получившие ранения и комиссованные. На места погибших сотрудников нотариальных контор приходили новые люди — те, кто получил образование в эвакуации, те, кто ушел на войну сразу после окончания института и не успел поработать в мирное время. Советский нотариат, не сломленный войной, восстанавливал свои силы. Уже в 1943 году после освобождения значительного числа оккупированных территорий началась активная работа по восстановлению нотариальных контор, и к 1944 году их количество уже достигло 1070. И если в 1943 году было совершено 3,5 млн. нотариальных действий, в 1944 году — 5,2 млн., а в 1945 — 6,6 млн.

Иллюстрации:

Победа! П.А. Кривоногов 1948 г.

Е.А. Халдей Знамя Победы над рейхстагом 1945 г.

Документы времён Великой Отечественной войны из архива нотариуса Тамары Васильевны Горенковой

 

Ни одна страна в мире не понесла таких потерь, как СССР в годы Второй мировой войны. Восстановление и развитие народного хозяйства в послевоенные годы проходило в сложных условиях. Нелегко приходилось и работникам нотариальных контор, чья деятельность становилась все более востребованной в переходящей на мирный уклад жизни стране. Штат контор в основном состоял из одного нотариуса, секретаря или консультанта. Документы ввиду дефицита бумаги чаще всего оформлялись на листах ученических тетрадей, упаковочной бумаге и даже на обрывках картона. Из-за отсутствия пишущих машинок тексты нотариальных актов писали перьевыми ручками чернилами из «непроливаек».

Уже в 1944 году на освобожденных территориях страны остро ощущалась необходимость в квалифицированных кадрах. В связи с этим Управление Народного комиссариата юстиции поставило задачу — в кратчайшие сроки провести подготовку и переподготовку нотариальных кадров, а также улучшить работу по оказанию методической помощи сельским и поселковым советам. Приказом наркома юстиции СССР для претендентов на должность нотариуса при нотариальных конторах была введена 20—25-дневная обязательная производственная практика, по окончании которой им выдавалась характеристика начальником Управления НКЮ с оценкой результатов практики. НКЮ РСФСР разработал проект Положения о государственном нотариате, расширявшего функции нотариальных органов в сравнении с довоенным периодом, а также Инструкцию о порядке выполнения нотариальных действий. 12 апреля 1946 года Министерство юстиции, в которое был преобразован Наркомат юстиции, в целях усиления контроля над нотариатом выпустило инструкцию «О порядке проведения ревизии нотариальной конторы». Согласно инструкции ревизор проверял организацию работы конторы, правильность совершения нотариальных действий и взимания госпошлины, ведение делопроизводства, кадровый состав, статистические данные. 22 мая 1950 года Совет Министров РСФСР выпустил постановление «Об упорядочении нотариальной работы в Советах», а в январе и феврале 1952 года Министерство госконтроля СССР провело сплошную проверку работы органов нотариата. 50-е годы характеризовались невероятно быстрыми темпами развития экономики СССР и повышением уровня жизни населения. Именно в этот период стал стремительно расти объем работы нотариусов. В конторах с утра до вечера стояли огромные очереди, но нареканий со стороны граждан и органов власти на качество исполнения нотариусами своих обязанностей практически не было. В 1963 году, после упразднения Министерства юстиции РСФСР, нотариат вновь ненадолго вошел в систему судебных органов, как это было до революции. Но уже через семь лет Министерство юстиции было восстановлено и руководство нотариатом вновь было передано ему. В эти годы принималось беспрецедентное количество законодательных актов, регулировавших нотариальную деятельность. В 1962 году приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, согласно которым часть нотариальных действий, в частности признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление гражданина умершим, была передана судам. В 1965 году введено в действие новое Положение о государственном нотариате РСФСР. 26 января 1966 года Верховный Суд РСФСР утвердил Инструкцию о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами РСФСР, а 1 июля этого же года Пленум Верховного Суда СССР вынес постановление «О судебной практике по делам о наследовании». 31 мая 1967 года Совмин РСФСР утвердил Инструкцию о порядке выполнения нотариальных действий исполнительными комитетами районных, городских, поселковых и сельских Советов депутатов трудящихся. 28 февраля 1972 года Министерством юстиции СССР введена в действие Инструкция о порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям. Значительным шагом в развитии нотариата стало принятие Верховным Советом СССР Закона СССР «О государственном нотариате», которое состоялось 19 июля 1973 года. Закон гласил, что для совершения нотариальных действий в СССР организуются государственные нотариальные конторы. В столице союзной, автономной республики, краевом, областном центре одна из государственных нотариальных контор учреждалась в качестве первой государственной нотариальной конторы для совершения наиболее сложных нотариальных действий и выполнения иных функций в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик. Нотариальные действия в государственных нотариальных конторах совершали государственные нотариусы (старшие государственные нотариусы, заместители старших государственных нотариусов, государственные нотариусы). В населенных пунктах, где не было государственных нотариальных контор, нотариальные действия, предусмотренные настоящим Законом и законодательством союзных республик, совершали исполнительные комитеты городских, поселковых, сельских Советов народных депутатов. С учетом местных условий законодательством союзных республик могло быть возложено совершение нотариальных действий и на исполнительные комитеты районных Советов народных депутатов. Совершение нотариальных действий за границей возлагалось на консульские учреждения Союза ССР. Руководство государственным нотариатом осуществлялось Советом Министров СССР, советами министров союзных, автономных республик, исполнительными комитетами краевых, областных Советов народных депутатов, Советов народных депутатов автономных областей и автономных округов, районных, городских, районных в городах Советов народных депутатов, Министерством юстиции СССР, министерствами юстиции союзных и автономных республик, а также другими государственными органами. К началу 80-х годов потребность страны в профессиональном нотариате продолжала возрастать, соответственно продолжало увеличиваться количество нотариальных контор, совершенствовалась нормативно-правовая база нотариальной деятельности. 30 сентября 1980 года Министерством юстиции СССР было издано методическое письмо «О порядке выдачи свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе супругов». 4 августа 1983 года издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О порядке выдачи и свидетельствования предприятиями, учреждениями и организациями копий документов, касающихся прав граждан». В 1987 году приказом министра юстиции РСФСР введена в действие новая Инструкция о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами РСФСР. В целом нотариусы советского времени совершали широкий спектр нотариальных действий, в том числе удостоверяли договоры, сделки, завещания, подлинность подписи на документах. Задачами государственного нотариата являлись охрана социалистической собственности, прав и законных интересов граждан, государственных учреждений, предприятий и организаций, колхозов, иных кооперативных и других общественных организаций, укрепление социалистической законности и правопорядка, предупреждение правонарушений путем правильного и своевременного удостоверения договоров и других сделок, оформления наследственных прав, совершения исполнительных надписей. В это же время в стране начинались социально-экономические реформы, которые в недалеком будущем привели к лавинообразным изменениям во всех сферах жизни государства и общества. В 1990 году на XXVIII (последнем) съезде КПСС Михаил Горбачев объявил о переходе к рыночным отношениям. В октябре 1991 года российским правительством была обнародована экономическая программа, предусматривавшая либерализацию экономики и создание условий для предприятий всех форм собственности. Институт нотариата также ожидали серьезные перемены.

Иллюстрации:

А.А. Дейнека Покорители космоса 1961 г.

Свидетельство о праве наследования. 1963г.

Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об утверждении Положения о государственном нотариате РСФСР» 30 сентября 1965 года

Современный этап

Основы законодательства Российского нотариата

В ходе социально-экономических реформ 90-х годов XX века серьезным изменениям подвергся институт собственности в России. Усложнилось существо сделок, увеличилось их число. Государственный нотариат уже не мог соответствовать реалиям времени, развитие гражданского оборота требовало активного содействия его участникам в совершении сделок и юридическом закреплении их действий, в охране их прав. Нотариусы не справлялись с растущим спросом на свои услуги, материально-техническое обеспечение контор также оставляло желать лучшего. Возврат к эффективной модели небюджетного нотариата был обоснован со всех точек зрения. Опыт ряда европейских стран, правовая система которых во многом являлась ориентиром для реформ в России, убедительно доказывал все преимущества модели латинского нотариата, в том числе и с точки зрения соблюдения баланса интересов государства, общества и бизнеса. Не менее важен был и собственный богатый исторический опыт развития нотариата. Тем более что в истории нашей страны существовали прецеденты формирования государственного нотариата в определенные исторические моменты и последующего возврата к небюджетному нотариату. И подобно тому, как после реформ Петра I, когда система созданного им «государственного нотариата» тех времен несла в себе ряд определенных пороков и не могла удовлетворить потребности социально-экономического развития страны, так и в 90-е годы XX века, когда организационно-правовое устройство государственного нотариата исчерпало свой потенциал, потребовались новые законодательные инициативы. По словам первого министра юстиции Российской Федерации Николая Васильевича Федорова, сыгравшего огромную роль в становлении небюджетного нотариата в России, реформирование «началось с огромного количества жалоб от граждан всей большой страны... от Чукотки, Камчатки до Калининграда тысячи жалоб от возмущенных граждан... потому что им нужно с вечера занимать очереди в государственные нотариальные конторы! Или в Москве с 4 утра. Поэтому главный импульс был получен властями российскими и формирующейся российской властью от граждан России, измученных очередями...». Помимо модернизации системы защиты прав граждан обществу были нужны современные и адекватные правовые институты защиты прав и законных интересов собственника. Бизнесу также требовались актуальные механизмы регулирования правоотношений. Новый закон, на десятилетия вперед определивший облик современного российского нотариата и направления его развития, — Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года — отвечал новым реалиям жизни страны. Проект Основ нес в себе идею создания в России небюджетного нотариата латинского типа. Ведущая роль в создании и продвижении проекта Основ принадлежала Управлению правовой помощи населению Министерства юстиции Российской Федерации, созданному в результате объединения отделов нотариата, ЗАГСа и адвокатуры. В июле 1991 года состоялось заседание коллегии Минюста России, по итогам которого было принято решение о подготовке единого проекта Основ законодательства РФ о нотариате. Под руководством министра юстиции Российской Федерации Н.В. Федорова был разработан законопроект Основ, суть которого отстаивал лично перед Президентом России Б.Н. Ельциным, доказывая его преимущества и обоснованность положений. Одним из авторов концепции развития небюджетного российского нотариата Анатолий Иванович Тихенко, он активно работал над текстом Основ совместно с В.С. Репиным, А.В. Скурлатовым, Г.Г. Черемных, Н.И. Агамировым и многими другими коллегами. В 1996 году Анатолий Тихенко был избран президентом Федеральной нотариальной палаты России и награжден высшей юридической премией «Фемида» в номинации Лучший нотариус«.

Принципиальной новеллой законодательства стала возможность исполнения публично-правовой функции от лица государства частнопрактикующим нотариусом, обеспечивающим самофинансирование своей деятельности на основании платы за совершение нотариальных действий по нотариальным тарифам. Небюджетный нотариат изначально формировался и действовал на принципах самоорганизации; каждый нотариус является членом нотариальной палаты субъекта Федерации, которая совместно с органом Министерства юстиции осуществляет контроль над исполнением нотариусами их профессиональных обязанностей. Региональные нотариальные палаты, в свою очередь, являются членами Федеральной нотариальной палаты. Создание Федеральной нотариальной палаты стало важным событием в правовой и общественной жизни страны. Учредительная конференция по образованию ФНП состоялась 22 сентября 1993 года в Москве, объединив учрежденные ранее в ряде субъектов Российской Федерации нотариальные палаты. Первые профессиональные корпоративные организации нотариусов были созданы в Москве, Санкт-Петербурге, Московской, Нижегородской, Калининградской, Саратовской областях. В 1994 году членами ФНП были уже 42 региональные палаты, к концу 1995 года — 71. Принципы самоуправления нотариата, заложенные в Основы, оказались настолько эффективными, что именно опыт нотариата стал примером для последующего развития саморегулируемых организаций в России. Основы предусматривали параллельное функционирование государственных нотариальных контор и частнопрактикующих нотариусов. В момент принятия закона нотариальные действия оставались прежними, но в связи с усложнением гражданского оборота усложнялась их суть. Так, нотариусы всегда удостоверяли сделки по продаже домов в сельской местности, и когда в силу экономических реформ появился рынок недвижимости, нотариусы стали в нем активно участвовать, и по аналогии удостоверять в том числе и сделки по продаже квартир. С возникновением новых коммерческих отношений, с появлением частных юридических лиц нотариусы стали удостоверять договоры об учреждении юридических лиц. Также нотариусы стали совершать протест векселей и исполнительные надписи в правоотношениях между частными, коммерческими организациями. Позднее как наиболее компетентным специалистам нотариусам было передано удостоверение брачных договоров. Наследственные же дела удостоверялись государственными нотариусами, и к частным нотариусам они стали переходить в связи с постепенным исчезновением государственных контор. Плавный переход на небюджетную основу происходил достаточно быстро: к 1995 году уже около 70% нотариусов страны имели статус частнопрактикующих.

Вступление в Международный союз нотариата стало важной задачей для молодого небюджетного российского нотариата. Это позволило в рамках основополагающих принципов латинского нотариата воспринимать богатый опыт нотариатов стран, входящих в союз, унифицировать нотариальные документы и модернизировать с помощью технических новшеств нотариальный процесс, изучать международный опыт нотариальной деятельности и ее организации. Это должно было способствовать развитию рыночных отношений в России, облегчить деятельность отечественных предпринимателей и иностранных инвесторов. На проходившем с 28 мая по 3 июня 1995 года в Берлине ХХI Конгрессе Международного союза латинского нотариата российский нотариат в лице Федеральной нотариальной палаты был единогласно принят в эту международную неправительственную организацию.

Как показала более чем двадцатилетняя история небюджетного нотариата России, Основы законодательства РФ о нотариате не просто заложили прочный фундамент и обеспечили возможности развития. Этот документ во многом опередил свое время и по сей день остается живым, актуальным правовым актом, развивающимся вместе с нотариатом. Сегодня именно нотариус — самый близкий и доступный юрист эффективного и прогрессивного правового института, призванного обеспечить стабильность гражданского оборота.

Иллюстрации:

Ваучерная приватизация в России. 1992-1994

Фото А.И. Тихенко

 

Эпоха опережающего развития

Качественно новый период развития российского нотариата, который сегодня принято называть инновационным, начался в 2014 году.

К 2000-м годам в стране назрел целый ряд общественно-правовых проблем в самых разных областях, включая сферу оборота недвижимости. Рост мошенничества, в частности рейдерства, перекочевавшего от бизнеса к долевой недвижимости простых граждан, достиг критических масштабов. Огромное число людей ежедневно становились жертвами обмана и откровенного криминала, оставались без крыши над головой, без средств к существованию. Сделки, в 99% случаев заключенные в простой письменной форме, то и дело оспаривались в судах. В результате этого под большим вопросом оказалась достоверность данных государственных реестров.

Такое печальное «наследство» досталось стране от либеральных реформ 90-х годов. Именно они исключили нотариуса из системы оформления права собственности на недвижимое имущество, оставив граждан без правовой защиты и ответственной помощи в ситуациях, когда на кону было самое ценное.

Россия остро нуждалась в обеспечении законности и стабильности гражданского оборота. А нотариат, в свою очередь, выступил институтом, который смог взять на себя ответственность за решение этой непростой, значимой в масштабах всей страны задачи. Для этого у нотариата новой, небюджетной формации были все предпосылки.

Ко второму десятилетию 2000-х годов небюджетный нотариат в России был окончательно сформирован. К руководству институтом пришли новые лидеры, стратегический подход которых обеспечил новое, стремительное развитие нотариата, отвечающее актуальным запросам государства и общества. Более того, новая стратегия развития нотариата учла стремительный прогресс развития электронных технологий, изменение характера общественных отношений, высокие скорости делового оборота.

Так настало время больших перемен, позволивших усилить роль нотариуса в правовом регулировании гражданского оборота, раскрыть потенциал небюджетного нотариата как гаранта законности правоотношений в обществе. Новое руководство ФНП активно приступило к осуществлению качественных преобразований.

По количеству, а главное — по качеству преобразований, произошедших с нотариатом за 2014–2022 годы, новый этап в развитии института не уступает периоду, когда только зарождались основы небюджетной модели организации нотариальной деятельности в стране. Благодаря решениям, принятым законодателем начиная с 2014 года, повысилась привлекательность нотариальной формы сделок, коренным образом поменялся формат работы нотариуса, а вместе с тем — скорость и удобство получения нотариальных услуг.

Сегодня нотариальная деятельность находится в самой гуще процессов цифровизации гражданского оборота и связанных с этим общественных изменений. Базой для такого опережающего развития стала Единая информационная система нотариата (ЕИС), которую построила Федеральная нотариальная палата в 2014 году. ЕИС нотариата, с одной стороны, выступает надежным хранилищем для важнейших с юридической точки зрения данных, а с другой — служит уникальным высокотехнологичным инструментом, меняющим характер всей нотариальной деятельности.

Нотариат успешно совершил первый этап цифрового развития с 2014 по 2020 год, когда с помощью его электронных технологий был решен целый ряд актуальных задач. Фундаментальными новеллами стали возможность удостоверять электронный документ, создание уникальной системы публичных реестров и придание им юридической силы. Это решило многие социально значимые задачи и проблемы. Став полноправным участником межведомственного электронного взаимодействия, нотариусы всей страны перешли на работу по принципу «одного окна». В обиход прочно вошел термин «электронный нотариат», а сам электронный нотариат прочно вошел в жизнь россиян.

В 2021 году нотариат перешел на качественно новый уровень при совершении нотариальных действий и стал решать задачи нового масштаба для обеспечения стабильности цифровой экономики. Частью фундаментальных изменений «цифрового нотариата» стали новые форматы совершения нотариальных действий — удаленный и дистанционный, конвертация и хранение электронного документа, биометрические технологии подтверждения идентификации личности заявителя. Все вместе — это фундамент, который обеспечивает цифровую экономику надежными инструментами стабильного гражданского оборота в цифровых форматах.

Сегодня Федеральная нотариальная палата активно сотрудничает с партнерами по межведомственному электронному взаимодействию, интегрируя сервисы нотариата в единые сервисы государственных и муниципальных услуг. Среди «цифровых» партнеров современного нотариата можно выделить Федеральную налоговую службу, Росреестр, Министерство цифрового развития, банковское сообщество, органы власти субъектов Российской Федерации, и конечно же, Министерство юстиции РФ, которое все эти годы ведет активную работу в области цифровизации нотариата.

Уже стартовавшие совместные проекты и прорабатываемые новые идеи базируются на том, что нотариат обеспечивает их достоверными сведениями для государственных реестров, а также готов обеспечить гибкие условия для комфорта пользователей государственных сервисов с надлежащими гарантиями. В частности, речь о проекте «Запись к нотариусу» в рамках суперсервиса «Утрата близкого человека» на портале Госуслуг, новой технологии розыска наследства в кредитных организациях, совместном с банками проекте «электронная нотариальная доверенность» и др.

Портрет современного нотариата — это ответственность и инновационность. Организационные основы нотариата надежны и стабильны. Полная имущественная ответственность гарантирует защиту законных интересов участников оборота. Нотариат самостоятельно формирует и обеспечивает развитие, строит уникальные цифровые системы, принимает на себя ответственность за результаты работы, без затрат со стороны государства.

Отдельно следует отметить социальную функцию нотариата: ежегодно растет объем льгот, предоставленных нотариусами за свой счет при совершении нотариальных действий. Ежегодно нотариусы совершают более 2 миллиона нотариальных действий с предоставлением льгот. Это гарантирует доступность нотариальной помощи для всех категорий граждан.

Стоит подчеркнуть, что все социальные инициативы нотариата реализуются полностью за его счет, без какого-либо возмещения из бюджетных средств. И таких инициатив становится все больше — в соответствии с потребностями общества. Так, в начале 2022 года Федеральная нотариальная палата приняла решение оказывать помощь беженцам Луганской и Донецкой Народных республик, а позже и для беженцев Украины. Для них отменили оплату услуг правового и технического характера, а размер этой оплаты компенсируется из средств Федеральной нотариальной палаты, то есть членских взносов нотариусов всей страны.

Еще одно приоритетное социальное направление — программа поддержки нотариальной деятельности на труднодоступных и малонаселенных территориях. Десятилетиями в ряде нотариальных округов не было нотариусов, поскольку из-за огромных издержек и маленького количества нотариальных действий там просто невозможно содержать контору на принципах самоокупаемости. В рамках программы нотариусы получают различные выплаты, компенсацию аренды офиса и жилья, оплату курсов повышения квалификации, оснащение рабочего места и другое. По необходимости им предоставляется техника — от спутникового телефона до внедорожника, т.к. помимо работы в конторе, нотариусы совершают выезды в труднодоступные и малонаселенные пункты.

Все это подтверждает, что потенциал нотариата может быть использован в тех сферах гражданского оборота, где сейчас наблюдаются острые проблемы с защитой прав граждан и бизнеса. Необходимость дальнейших расширений компетенции и полномочий нотариуса на рынке жилья очевидна, чтобы защитить права граждан, собственников и добросовестных приобретателей, а также достоверность сведений ЕГРН.

При этом нотариат уже не раз доказывал свою эффективность в решении подобных проблем. Яркий пример — успешный отпор, который был дан рейдерским захватам бизнеса в начале нулевых, благодаря введению обязательной нотариальной формы для сделок с долями ООО. При этом и сейчас ситуация в корпоративной сфере бросает обществу новые вызовы: цифровизация делает свое дело, мошенники осваивают новые технологии и схемы. Но нотариусы могут им противостоять, при наличии соответствующих полномочий. Также приобретают все большую актуальность концептуальные задачи роли нотариуса в обороте цифровых активов и обеспечении законности, достоверности цифровых сделок.

На данном этапе российский нотариат продолжает активно работать, осваивать новые компетенции и технологии, а также развивать свою масштабную электронную инфраструктуру. При этом главной задачей для каждого нотариуса в стране, как и прежде, будет защита прав и законных интересов всех, кто нуждаются в квалифицированной и доступной юридической помощи.

Иллюстрация: Эпоха опережающего развития

Нотариальный вестник — № 07 (Июль) 2022
Нотариальный вестник — № 06 (Июнь) 2022
Нотариальный вестник — № 05 (Май) 2022
Нотариальный вестник — № 04 (Апрель) 2022
Нотариальный вестник — № 03 (Март) 2022
Нотариальный вестник — № 02 (Февраль) 2022
Нотариальный вестник — № 01 (Январь) 2022
Нотариальный вестник — № 12 (Декабрь) 2021
Нотариальный вестник — № 11 (Ноябрь) 2021
Нотариальный вестник — № 10 (Октябрь) 2021

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.