Понятие и содержание брачного договора: актуальные проблемы правоприменительной практики в нотариальной деятельности

Понятие и содержание брачного договора: актуальные проблемы правоприменительной практики в нотариальной деятельности

В настоящей статье анализируются актуальные практические вопросы, связанные с заключением, изменением и расторжением брачного договора, с которыми сталкиваются нотариусы в своей ежедневной работе. Настоящая статья появилась в результате многих лет работы с нотариусами РФ на курсах повышения квалификации в стенах юридического факультета СПбГУ. При написании этой статьи мы старались максимально полно охватить те актуальные, острые вопросы, связанные с заключением, изменением и расторжением брачного договора, с которыми сталкиваются в своей практической деятельности нотариусы, проанализировать существующие точки зрения по тем или иным проблемам, судебную практику и практику регистрирующих органов.

Итак, 1 марта 2012 года исполнилось 16 лет с момента вступления в силу Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ). За период действия данного нормативного акта в него практически не вносились изменения. К сожалению, обусловлено это не качеством принятого 16 лет назад кодекса, а отсутствием должного внимания законодателя к указанному нормативному акту.

Не обращает внимания на СК РФ и Верховный Суд РФ, в компетенцию которого входит толкование норм права[1]. Рекомендации Верховного Суда по толкованию и применению норм СК РФ сослужили бы добрую службу не только судам, но и нотариусам, и регистрирующим органам, которым приходится иметь дело с различными договорными конструкциями, предусмотренными СК РФ. В отсутствие подобных рекомендаций в разных субъектах РФ складывается такая практика применения кодекса, которую иначе как «кто в лес, кто по дрова» не назовешь.

Известно, что институт брачного договора появился в российском семейном законодательстве только с принятием СК РФ. В советский период брачный договор был попросту не нужен, ибо в связи с отсутствием права частной собственности на объекты недвижимости, неразвитостью института ценных бумаг, невозможности существования частных юридических лиц в собственности супругов находилось столь скудное имущество, что законный режим имущества супругов, предусмотренный семейным законодательством советского периода, вполне удовлетворял интересы большинства супружеских пар.

Однако новые экономические и правовые реалии потребовали альтернативы законному режиму имущества супругов. Такой альтернативой и стал договорный режим.

Понятие брачного договора содержится в статье 40 СК РФ. Из данного определения следует, что заключить брачный договор могут как супруги, так и лица, собирающиеся вступить в брак[2].

По прямому указанию закона брачный договор, заключенный до регистрации брака, вступит в силу только с момента регистрации брака (абзац 2 пункта 1 статьи 41 СК РФ). Мнение о том, что такой договор можно отнести к сделкам, заключенным с отлагательным условием (пункт 1 статьи 157 ГК РФ), следует считать ошибочным, ибо сделка, совершенная под условием, вступает в силу сразу в момент ее совершения.

При удостоверении брачного договора нотариусу отводится не только роль лица, проверяющего законность сделки, представленной для удостоверения, но и роль юриста, помогающего сторонам брачного договора уяснить сущность этой договорной конструкции. В условиях, когда регулирование брачного договора в СК выглядит довольно лаконично, научных исследований по данной теме немного, судебная практика только начала складываться, и ни одного официального обобщения судебной практики в РФ по данной теме еще не было, именно нотариус призван быть лицом, которое может оказать необходимую помощь в понимании брачного договора как правого института и разъяснить гражданам последствия включения в брачный договор тех или иных условий.

Какие же цели чаще всего преследуют супруги (будущие супруги), заключая брачный договор?

Полагаем, что в идеале законодатель рассчитывал на то, что брачный договор будут заключать будущие супруги, решая судьбу всего нажитого в браке имущества на весь период существования брака. Однако на практике брачный договор оказался востребованным в самых различных ситуациях, которые законодатель вряд ли имел в виду при создании СК РФ.

С помощью брачного договора можно решать судьбу не всего имущества, а какой-то его части (например, только объектов недвижимости или автотранспортных средств) или вообще отдельного объекта.

Допустим, в брачном договоре супруги хотят определить режим только одной квартиры, приобретенной в период брака по возмездному договору, и установить в отношении нее режим личной (раздельной) собственности супругов. Остальное же имущество (имеющееся к моменту заключения договора или будущее) по-прежнему подчиняется законному режиму. Какими мотивами руководствуются супруги, определяя в брачном договоре судьбу только одной квартиры, не известно. Возможно, на покупку квартиры были потрачены средства, вырученные от продажи личного имущества одного из супругов, и супруги решили, что будет справедливо «вывести» квартиру из-под режима совместной собственности. Возможно, деньги на приобретение квартиры дали родители супруга. Супружеские отношения настолько сложны, что мотивов, которыми руководствуются супруги, заключая брачный договор, может быть множество. Однако мотивы остаются за рамками договора и, как известно, по общему правилу, не влияют на действительность сделки.

В научной литературе и на практике дискутируется следующий вопрос. Можно ли с помощью брачного договора решить судьбу не только того имущества, которое субъекты брачного договора приобрели (или приобретут) в браке по возмездным сделкам, но и судьбу имущества, принадлежащего каждому из супругов на праве личной собственности (добрачного, унаследованного, полученного по иным безвозмездным сделкам)?

Многие российские нотариусы относятся к возможности определения судьбы личного (раздельного) имущества в брачном договоре отрицательно. Особо негативную реакцию вызывают такие брачные договоры, в которых общее имущество не фигурирует вовсе. Так, лица могут пожелать включить в брачный договор следующее единственное условие: «Квартира, принадлежащая супруге до заключения брака, после регистрации брака становится личной собственностью супруга».

Отрицательное отношение к подобным условиям вызвано толкованием пункта 1 статьи 42 СК РФ: «Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 настоящего Кодекса), установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов». По мнению ряда нотариусов, брачным договором можно лишь изменить установленный законом режим имущества, в то время как личное имущество не подпадает под такой режим. В то же время в процитированном пункте через запятую предлагаются и иные варианты регулирования имущественных отношений супругов, а именно установление режима совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Полагаем, что грамматический способ[3] толкования указанного пункта все-таки приводит нас к выводу о возможности решения вопроса о судьбе личного имущества каждого из супругов в брачном договоре путем установления любого из режимов собственности на тот или иной объект, принадлежащий одному из супругов.

Теперь обратимся к содержанию статьи 42 СК РФ и проанализируем, какие же возможности законодатель предоставил субъектам брачного договора. Итак, в соответствии с пунктом 1 указанной статьи брачным договором супруги вправе изменить режим совместной собственности (статья 34 СК РФ), установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Что имел в виду законодатель, предоставляя супругам право установить режим совместной собственности, с учетом того, что на имущество, нажитое супругами в период брака, и так распространяется режим совместной собственности? Напрашивается единственно возможный вывод: речь, по-видимому, идет о возможности установления режима общей совместной собственности на личное (раздельное) имущество супругов.

Избрав режим раздельной собственности, супруги вообще отказываются от режима общности и становятся автономны друг от друга в имущественном плане[4]. Так, супруги вправе установить в договоре, что все получаемые ими доходы поступают в личную собственность того из супругов, который управомочен на их получение. Точно так же в личную собственность поступает то имущество, которое будет приобретено на эти доходы. Во избежание возможных споров о том, на чьи доходы было приобретено то или иное имущество, в договоре можно сделать следующую оговорку: «имущество является собственностью того из супругов, на чье имя оно приобретено или на чье имя оно зарегистрировано». Таким образом легко будет установить собственника объекта недвижимости, автотранспортных средств, ценных бумаг. Если же супруги щепетильны и в вопросе о праве собственности на другие вещи, им придется позаботиться о каком-то ином способе фиксации приобретателя (сохранять товарные чеки, квитанции, где значится фамилия стороны по договору и т.д.).

При определении в брачном договоре судьбы юридических лиц оговорка должна звучать следующим образом: тот из супругов, который является учредителем (участником) юридического лица, единолично обладает всеми правами и несет все обязанности, вытекающие из участия в данном юридическом лице.

Наконец, супруги могут установить в брачном договоре режим долевой собственности. Это означает, что стороны брачного договора отказываются от законного режима общей совместной собственности и устанавливают долевую собственность на отдельные объекты имущества. Речь может идти как о конкретных объектах («квартира, расположенная по такому-то адресу, принадлежит супругам на праве общей долевой собственности, причем доли супругов признаются равными»), так и на объекты, определенные родовыми признаками («любое приобретаемое в браке недвижимое имущество принадлежит супругам на праве общей долевой собственности, причем супруге принадлежит 1/3 доля в праве собственности на приобретенный объект недвижимости, а супругу — 2/3»).

На практике иногда возникает следующий вопрос: означает ли предоставленное законодателем право изменить законный режим имущества супругов возможность менять правила совершения сделок с имуществом, находящимся в личной или общей собственности супругов? Например, супруги сохраняют режим общей совместной собственности в отношении объектов недвижимости и при этом договариваются, что сделки по распоряжению объектом недвижимости будет совершать тот из супругов, на чье имя объект зарегистрирован, без согласия другого супруга.

Так, по мнению А.В. Слепаковой, "предусматривая право супругов изменить установленный законом режим совместной собственности, законодатель имел в виду не только возможность исключить отдельные объекты, перечисленные в ст. 34 Семейного кодекса, из состава общего совместного имущества либо, напротив, дополнить указанный перечень <...> смысл заключается в том, что законодатель разрешил мужу и жене вносить изменения в сам законный режим«[5]. Таким образом, А.В. Слепакова полагает, что супруги могут сами в брачном договоре устанавливать правила совершения сделок с принадлежащим им имуществом. Схожие идеи высказывает в своей работе М.В. Антокольская[6].

Позволим себе не согласиться с мнением уважаемых авторов. Диспозитивное регулирование имущественных отношений супругов, которое ввел законодатель, имеет своей целью учет интересов супругов, которых может по тем или иным причинам не устроить единственно возможный способ регулирования их отношений. Однако при этом не надо делать из брачного договора «игрушку», которая позволяет супругам играть в свои игры без учета интересов других участников оборота. Право собственности в соответствии с ГК РФ знает три возможных режима:

— право раздельной (личной) собственности,

— право общей долевой собственности,

— право общей совместной собственности.

Никаких иных форм осуществления прав собственника законодательством РФ не предусмотрено. Брачный договор предоставляет супругам право выбрать тот или иной режим в отношении всего имущества или в отношении отдельных объектов, находящихся в их личной или общей собственности.

Таким образом, супруги, заключая брачный договор, могут выбрать только один из предусмотренных законом режимов, не имея права модифицировать этот режим.

Актуален также вопрос о возможности распространения действия брачного договора на прошлый период. Согласно пункту 2 статьи 425 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора. В связи с этим С.В. Сарбаш отмечает, что, «поскольку п. 2 ст. 425 ГК РФ говорит об «отношениях возникших», положения договора можно распространить на прежний период только при условии, что этот период содержал соответствующие отношения, если же между сторонами не сложилось вообще никаких отношений, оснований для применения данной нормы не имеется«[7].

Возможность применения нормы пункта 2 статьи 425 ГК РФ зависит от условий брачного договора. Если речь идет об изменении режима объектов недвижимого имущества, то права на него возникают по общему правилу только с момента государственной регистрации, поэтому сделать супруга собственником имущества «задним числом» невозможно. Если же речь идет о праве собственности на движимые вещи или об условиях обязательственного характера (например, супруг обязуется в добровольном порядке предоставлять содержание супруге в таком-то размере, но начал делать это уже за три месяца до заключения брачного договора), тогда распространить действие брачного договора на прошлые отношения допустимо.

Из определения брачного договора следует, что он устанавливает имущественные права и обязанности супругов «в браке и (или) в случае его расторжения». Поскольку в данном определении речь идет только об одном случае прекращения брака — расторжении — следует сделать вывод, что супруги не могут воспользоваться конструкцией брачного договора для решения имущественных вопросов на случай своей смерти. Иначе говоря, брачный договор не может включать в себя элементы завещания. Объясняется это тем, что существуют специальные нормы ГК РФ, предусматривающие особые условия и порядок составления завещания, в частности, запрещающие составление завещания от имени нескольких лиц и составление взаимных завещаний (пункт 4 статьи 118 ГК РФ).

Взаимные завещания предусмотрены § 2269 Германского гражданского уложения, статьей 1347 ГК Грузии, статьей 1243 ГК Украины, стаями 604–612 ГК Латвийской Республики, статьей 1164 ГК Республики Туркменистан. По ним завещатели (как правило, супруги) принимают на себя встречные обязательства относительно друг друга[8]. В России подобные завещания не допустимы, именно этим вызван и запрет регулирования брачным договором имущественных отношений супругов на случай их смерти.

В соответствии с абзацем 3 пункта 1 статьи 42 СК РФ сторонам брачного договора предоставляется право определить, какое имущество будет передано каждому из супруговв случае расторжения брака. В связи с этим представляет интерес следующий вопрос: можно ли в брачном договоре определить доли в нажитом и будущем имуществе, в соответствии с которыми будет производиться раздел имущества? Хотя из текста статьи это прямо не следует, однако можно предположить, что супруги вправе в брачном договоре определить такие доли. Например: «Все приобретенное в браке имущество принадлежит супругам на праве общей совместной собственности. В случае расторжения брака доли супругов в нажитом имуществе определяются как равные». Тогда суд не вправе будет определять доли супругов в нажитом имуществе, а также применять правило пункта 2 статьи 39 СК РФ (отступать от начала равенства долей), поскольку супруги в брачном договоре этот вопрос уже решили.

На сегодня не существует единства мнений по вопросу о возможности регулирования брачным договором личных неимущественных отношений между супругами. С одной стороны, пункт 3 статьи 42 СК РФ содержит прямой запрет на регулирование личных неимущественных отношений. С другой стороны, пункт 2 статьи 42 СК РФ считает допустимым ставить возникновение и прекращение прав и обязанностей в брачном договоре в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий. Таким образом, законодатель позволяет конструировать брачный договор по модели условной сделки (с отлагательными или отменительными условиями). Зададимся вопросом: что это могут быть за условия? Наиболее распространенным примером, который можно встретить и в литературе, и в типовых брачных договорах, является такое условие, как рождение ребенка. Например: «В случае рождения в семье ребенка дом, приобретенный супругом до заключения брака, переходит в собственность супруги».

В качестве допустимых условий предлагаются также измена, злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами, совершение преступления в отношении супруга и т.д. Например: «Доли супругов в имуществе, приобретенном в период брака, определяются как равные. Однако в случае измены одного из супругов доля пострадавшего супруга увеличивается на одну десятую».

Перечисленные выше условия востребованы на практике. Однако поскольку нотариус при удостоверении брачного договора проверяет законность сделки, необходимо ответить на вопрос: насколько включение в брачный договор подобных условий укладывается в рамки запрета, содержащегося в пункте 3 статьи 42 СК РФ? Не является ли включение таких условий в договор попыткой урегулировать личные неимущественные отношения между супругами? В настоящее время научных исследований, посвященных регулированию брачным договором личных неимущественных отношений, практически нет. В качестве исключения можно привести в пример статью И.П. Гришина и А.В. Мыскина[9].

Во многих странах, где брачный договор известен уже достаточно давно, законодательство позволяет включать в договор условия, регулирующие личные неимущественные отношения. И наших граждан часто волнует вопрос о возможности урегулировать такие отношения. К сожалению, на данный момент однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя. Есть специалисты, которые относятся к решению этого вопроса положительно, есть и противники включения подобного рода условий в брачный договор. Предлагается и компромиссный подход, в соответствии с которым регулировать брачным договором нельзя только те личные права и обязанности, о которых идет речь в главе 6 СК РФ, т.е. те личные права и обязанности, о которых прямо говорится в Семейном кодексе.

Итак, что же понимается под «регулированием личных неимущественных отношений»? Какие условия в связи с существующим запретом нельзя включать в брачный договор? Довольно часто от нотариусов можно услышать такие ответы: в брачный договор нельзя включать следующие условия: «супруги обязуются любить и уважать друг друга», «супруга обязуется каждое утро варить супругу кофе, а супруг обязуется каждое вечер выносить мусор» и т.д.

Как первый, так и второй примеры не связаны с «регулированием личных неимущественных отношений».

В ситуации, когда «обязанность супругов любить и уважать друг друга» не сопровождается никакой принудительной мерой в виде санкции за неисполнение этой «обязанности», она носит не более чем декларативный характер, т.е. никакого регулирования отношений в данном случае не происходит.

Во втором примере, когда супруги договариваются о приготовлении кофе и выносе мусора, налицо гражданско-правовая договоренность, носящая имущественный характер. Супруги договариваются о выполнении работ, и эта договоренность, по-видимому, является взаимовыгодной: супруга прекрасно варит кофе и терпеть не может выносить мусор, поэтому вынос мусора усилиями супруга является платой за утренний кофе.

В настоящее время наиболее остро стоит проблема регулирования брачным договором вопроса о рождении ребенка. Особую актуальность этот вопрос приобретает в ситуации, когда супруги установили раздельный режим имущества.

Не секрет, что режим общей совместной собственности имеет смысл тогда, когда семья создается с целью рождения детей. Супруга на долгое время выбывает из профессиональной деятельности в связи с необходимостью вынашивания, рождения ребенка и дальнейшего за ним ухода. Для обеспечения ее материальных интересов (и, как следствие, душевного спокойствия) законодатель устанавливает в СК РФ в качестве общего правила режим общности супружеского имущества. Женщине в состоянии беременности и в период ухода за маленьким ребенком особенно важно чувствовать себя защищенной. Если по каким-то причинам брак распадается, то женщина имеет право на половину нажитого в браке имущества (а в случае наличия уважительных причин — и на большую часть), несмотря на то, что у нее не было самостоятельного дохода в период брака.

В последние годы большую популярность приобрела идея установления в брачном договоре режима раздельности. Это связано с разными причинами, одной из которых является желание супругов-предпринимателей оградить бизнес от возможного вмешательства другого супруга в предпринимательскую деятельность в случае раздела имущества. К сожалению, в последние годы в стране сложилась довольно абсурдная судебная практика, связанная с разделом долей ООО в ситуациях, когда ООО были учреждены (или доли в уставном капитале ООО приобретены) в период брака[10].

Желание установить раздельный режим имущества появляется и тогда, когда один из супругов занимается деятельностью, связанной с совершением частых сделок с недвижимостью, для которых требуется получение нотариально удостоверенного согласия второго супруга. Режим раздельности освобождает от необходимости получения каждый раз нотариально удостоверенного согласия супруга на совершение сделки с объектом недвижимости.

Однако режим раздельности устраивает супругу ровно до того момента, пока в семье не принято решение о рождении ребенка. В связи с беременностью и рождением ребенка супруга вынуждена будет оставить работу, в связи с чем ей хотелось бы получить материальную компенсацию из имущества супруга. Ведь супруг весь этот период будет продолжать трудиться, делая карьеру и формируя свой капитал. Итак, можно ли решить данный вопрос с помощью брачного договора? Можно ли предусмотреть в брачном договоре выплату супруге денежной суммы (не будем называть ее вознаграждением или компенсацией, дабы не порождать лишних споров) в случае рождения у нее ребенка, отцом которого является супруг?

Убедительный мотив для включения подобного условия в брачный договор, как выяснилось, есть. А есть ли законная возможность для включения в брачный договор такого условия?

С одной стороны, как отмечалось выше, в силу пункта 2 статьи 42 СК РФ считается допустимым в брачном договоре ставить возникновение и прекращение прав и обязанностей в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий. Таким образом, законодатель позволяет конструировать брачный договор по модели условной сделки. С другой стороны, пункт 3 статьи 42 СК РФ содержит прямой запрет на регулирование брачным договором личных неимущественных отношений.

Установление вознаграждения в случае рождения ребенка, безусловно, мотивирует супругу к принятию решения о рождении ребенка. Следовательно, перед нами пример регулирования личных неимущественных отношений.

В то же время нельзя забывать о том, что в соответствии со статьей 42 СК РФ «супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию». Почему бы в таком случае не рассматривать денежное вознаграждение в случае рождения ребенка как денежную сумму, которую супруг обязуется выплатить супруге единовременно в качестве содержания на период ухода за ребенком? Условием выплаты такого содержания будет выступать рождение ребенка. Причем супруги могут уточнить — «рождение живого ребенка». Или, наоборот, предусмотреть выплату даже в случае, если ребенок родится мертвым или умрет сразу после рождения.

Таким образом, условие о выплате денежного вознаграждения супруге в случае рождения ребенка соответствует СК РФ.

Однако в пользу возможности включения подобного рода условия в брачный договор можно выдвинуть еще один аргумент.

С нашей точки зрения, рождение ребенка может поощряться и иными способами, например, условием, что в случае расторжения брака муж обязуется передать определенное имущество в пользу жены независимо от того, сколько времени пройдет с момента рождения ребенка до расторжения брака. Или в случае, если режим имущества супругов не раздельный, а совместный, супруги могут в брачном договоре предусмотреть, что в случае рождения ребенка имущество при расторжении брака будет делиться не в равных долях, а в иных пропорциях.

Возможность включения в брачный договор такого условия, на наш взгляд, обусловлена тем, что для лиц, не состоящих в браке, запрета на заключение гражданско-правового договора с подобного рода условием не существует. Поясним. Далеко не во всех случаях мужчина и женщина, желающие иметь ребенка, состоят в браке. Тогда можно предположить, что, приняв решение о рождении ребенка, будущие родители ребенка могут заключить соглашение, в соответствии с которым мужчина обязуется выплатить женщине определенную денежную сумму или передать определенное имущество в случае рождения у них общего ребенка.

Если с точки зрения принципа свободы договора (статья 421 ГК РФ) с учетом норм об условных сделках (статья 157 ГК РФ) и понятия обязательства (статья 307 ГК РФ) доктрина и практика допускают такой гражданско-правовой договор между лицами, не состоящими в браке, почему же такое условие нельзя включить в брачный договор? Никаких разумных объяснений подобному запрету не существует. Таким образом, можно придти к выводу, что включение в брачный договор условия об имущественном предоставлении супруге в случае рождения у супругов общего ребенка закону не противоречит.

Изменению и расторжению брачного договора посвящена статья 43 СК РФ, которая, в основном, дублирует положения ГК РФ об изменении и расторжении гражданско-правового договора. В связи со спецификой брачного договора в литературе вызывает споры возможность применения к такому договору норм статьи 451 ГК РФ[11]. Так, отмечается, что «анализ содержания этой статьи, в частности, наличие в ней таких терминов, как «риск», «условия оборота», «обычаи делового оборота», приводит к выводу, что по указанным в этой статье основаниям подлежат изменению или расторжению договоры, заключенные при ведении предпринимательской деятельности, к которым брачный договор не относится«[12].

В практической деятельности нотариусов возник и следующий вопрос: возможно ли внесение в брачный договор изменений, если лица уже не состоят в браке?

Вопрос не простой, ибо заключать брачный договор в соответствии с СК РФ могут только супруги (или будущие супруги), но не бывшие супруги. Как же быть, если появилась необходимость внести изменения в условия договора, которые устанавливают длящееся обязательство (допустим, обязательство по содержанию на случай расторжения брака), а лица уже в браке не состоят?

Поскольку речь идет о внесении изменений в существующее между лицами обязательство, а не в договор как юридический факт, полагаем, что внесение изменений возможно, важно, чтобы договор, породивший обязательство, был заключен в период брака или до заключения брака.

В последние годы приобрел актуальность вопрос о возможности ограничения имущественной ответственности супругов с помощью брачного договора.

Итак, по общему правилу, каждое лицо отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Если лицо состоит в браке, то специфика его гражданско-правовой ответственности обусловлена двойственным режимом принадлежащего ему имущества. Как известно, у супругов помимо общего имущества (статья 34 СК РФ) есть еще и личное имущество (статья 36 СК РФ).

Поэтому важно определить, в каких обязательствах должником является только один из супругов, а в каких — оба супруга. От этого зависит решение вопроса о том, на какое имущество (личное или общее) будет обращаться взыскание в первую очередь, на какое — в последующую. СК РФ не дает определения личных и общих обязательств супругов. В доктрине выработан следующий подход. Личными обязательствами одного из супругов являются, во-первых, обязательства, возникшие до брака, а, во-вторых, обязательства, связанные с личностью одного из супругов (алиментные, обязательства из причинения вреда и т.д.). К общим обязательствам относятся обязательства, в которые вступали оба супруга одновременно (например, оба супруга выступали заемщиками по кредитному договору). Если же обязательство возникло по инициативе одного из супругов, но все полученное по этому обязательству было потрачено на нужды семьи, обязательство будет также считаться общим. К такого рода обязательствам можно отнести заключение кредитных договоров и договоров займа с целью покупки необходимых для семьи вещей: квартиры, машины и т.д.; с целью оплаты обучения или лечения одного из супругов или общего ребенка и т.д.

Порядок обращения взыскания на имущество супругов определен в статье 45 СК РФ императивным образом, так что изменить его своим соглашением супруги не вправе. Поэтому попытки включить в брачный договор условие «супруги отвечают по своим обязательствам только в пределах принадлежащего им имущества» носят скорее декларативный характер, нежели правовой. Если речь идет о личных обязательствах супруга, он и так будет отвечать только принадлежащим ему имуществом и долей в общем имуществе. А если судом будет установлено, что речь идет об общем обязательстве супругов, то, несмотря на наличие в брачном договоре условий, ограничивающих ответственность супругов, отвечать они будут по нормам СК РФ.

Чтобы избежать использования конструкции брачного договора с целью ухода от гражданско-правовой ответственности, СК РФ устанавливает определенные гарантии прав кредиторов при заключении брачного договора. Супруг обязан уведомлять своих кредиторов о заключении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг будет отвечать по своим обязательствам независимо от содержания заключенного им брачного договора (статья 46 СК РФ). Как выяснилось на практике, супруги пытаются использовать брачный договор с целью прекратить режим общей собственности на нажитое в период брака имущество, «вывести» его из имущественной массы, на которую будет обращать взыскание кредитор.

В связи с этим представляет интерес жалоба, поступившая на рассмотрение в Конституционный Суд РФ[13]. В своей жалобе в Конституционный Суд граждане Козловы просили признать не соответствующим Конституции пункт 1 статьи 46 СК РФ («Гарантии прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора»), согласно которому супруг обязан уведомлять своего кредитора о заключении, изменении или расторжении брачного договора; при невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора. Неконституционность данной нормы, по мнению заявителей, заключается, в частности, в том, что при совершении иных сделок по распоряжению общим имуществом супругов, например, при заключении соглашения о его разделе, такая обязанность на супруга-должника не возлагается.

И хотя Конституционный Суд РФ не усмотрел в пункте 1 статьи 46 СК РФ противоречия Конституции, тем не менее, вопрос, поднятый в жалобе, заслуживает внимания. Действительно, почему законодатель обязывает супругов ставить своих кредиторов в известность о факте заключения супругами брачного договора, но в то же время не обязывает супругов уведомлять кредиторов о прекращении режима общей собственности путем заключения соглашения о разделе имущества?

Как мы отмечали ранее, законодатель изначально видел брачный договор инструментом регулирования всего комплекса имущественных отношений между супругами, в том числе отношений, связанных с имуществом, которое будет приобретено в будущем. Таким образом, брачный договор виделся как договор, носящий перспективный характер, направленный на регулирование отношений супругов не только в настоящем, но и в будущем. В подобной ситуации законодатель полагал справедливым поставить кредиторов в известность о наличии у супругов такого договора, дабы кредиторы, принимая решение о вступлении в договорные отношения с одним из супругов, знали о его имущественном положении.

В литературе давно предлагается ввести обязательную регистрацию брачных договоров и установить возможность получения заинтересованными лицами соответствующей информации о нем[14]. Обязательная регистрация брачных договоров существует в целом ряде зарубежных стран[15]. Так, Французский гражданский кодекс устанавливает, что брачный контракт должен быть совершен в нотариальной форме под страхом недействительности, а если один из супругов является коммерсантом или становится им позднее, брачный договор должен быть официально опубликован, иначе налагаются санкции согласно торговому реестру.

В России эта идея пока не получила законодательной поддержки.

Рассмотрим, наконец, вопрос о соотношении брачного договора и соглашения о разделе имущества в ситуации, когда супруги хотят прекратить режим общей совместной собственности. Допустим, к нотариусу обратились супруги, которые собираются расторгнуть брак и с этой целью хотят определить, какое имущество будет принадлежать каждому из супругов в случае расторжения брака (иными словами, установить раздельную собственность на нажитое в браке имущество).

Достичь этой цели возможно как с помощью брачного договора, так и с помощью соглашения о разделе имущества. Оба соглашения могут быть заключены именно супругами; оба предусматривают возможность прекращения режима общей собственности и возникновения права личной (раздельной) собственности на имущество, нажитое в период брака. Какой же договорной конструкцией целесообразней воспользоваться?

Часто от нотариусов можно услышать такой ответ: раз супруги решили расторгнуть брак, тогда им стоит заключить соглашение о разделе имущества. На самом деле никто не знает, как будут развиваться события после заключения брачного договора или соглашения о разделе имущества. Дойдут супруги до органа ЗАГС или до суда, не известно. Поэтому нотариус не должен предлагать супругам ту или иную конструкцию, отталкиваясь исключительно от информации о желании супругов расторгнуть брак.

При выборе адекватной договорной формы прекращения режима совместной собственности необходимо учитывать следующее: только для брачного договора предусмотрено такое особое основание признания его недействительным, как постановка одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Поэтому брачный договор, предусматривающий отказ одного из супругов от всего нажитого в браке имущества, заведомо становится завидной мишенью для оспаривания. В то время как в отношении соглашения о разделе имущества законодатель такого правила не предусмотрел.

Кроме того, стоит учитывать и то, что о заключении брачного договора необходимо ставить в известность кредиторов, в то время как при заключении соглашения о разделе имущества такая обязанность за супругами не закреплена.

уполномоченное государством должностное лицо, имеющее право совершать нотариальные действия от имени Российской Федерации в интересах российских граждан и организаций (юридических лиц).союз мужчины и женщины, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния. Незарегистрированные фактические брачные отношения (гражданский брак) не порождают правовых последствий – то есть прав и обязанностей супругов в соответствии с Семейным кодексом РФ, так же как и брак, заключенный по религиозному обряду. Регистрация осуществляется только при личном присутствии вступающих в брак, представительство в данном случае не допускается.юридические и физические лица, заключающие или заключившие между собой договор. Стороной договора может быть государство (Российская Федерация, ее субъекты), которые выступают на равных началах с иными участниками гражданско-правовых отношений.это соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. правовая ситуация, в силу которой одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (например, передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п.), либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.лицо, имеющее право требовать исполнения какого-либо обязательства должникомсоглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых невозможно без несоразмерного ущерба их назначению, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства, а также части зданий, предназначенные для размещения транспортных средств (машино-места). К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. принадлежащая собственнику часть имущества, находящегося в собственности двух или более лиц (общей собственности). лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет. действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Найти нотариуса
Читайте также
Отвечает нотариус