Авторская колонка

О предложениях по совершенствованию наследственного права

Татьяна Картавенко

член Комиссии ФНП по методической работе

нотариус г.Твери, член комиссии ФНП по методической работе

17 июня 2015

16 июня 2015 года в Общественной палате Российской Федерации обсуждался законопроект № 801269-6 «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования наследственного права)».

Хотелось бы поделиться с коллегами своим мнением по двум предложениям проекта — о совместных завещаниях супругов и наследственных договорах.

Предлагаемые новации являются по своей сути революцией в наследственном праве. Нормы о наследстве в России и доктрина права, на которой они основывались, являются очень консервативными. До 1917 года доктриной права отрицалась возможность существования в законодательстве: обязательной доли в наследстве, завещательного отказа, совместного завещания супругов, наследственного договора. Так известный государственный деятель и ученый Победоносцев К.П. отмечал, что в России наличествуют морально-нравственные препятствия (патриархальный уклад семьи и нравственно-духовная основа завещания) и отставание в экономическом развитии, что препятствует заимствованию норм наследственного права из Германского гражданского уложения.

В советский период развития гражданского права были заимствованы из других правопорядков институты обязательной доли и завещательного отказа, которые вписывались в модель социального государства. Но совместные завещания, наследственные договоры, фидеикомиссарная подституция (двойное подназначение наследников), теория «отрицательной наследственной массы» доктриной права категорически отрицались.

Если взять современное состояние российского общества, то следует признать, что аргумент о морально-нравственных препятствиях в совершенствовании завещательных распоряжений уже ушел в небытие. Если взять экономические отношения, то здесь ситуация сложнее. У нас в стране миллионы собственников, рожденных приватизацией и земельной реформой. Но большая часть эти собственников, что тоже составит миллионы — нищие, так как это в основном собственники приватизированных квартир. Потребности этих собственников в составлении завещаний ничтожны. Можно привести статистические данные по Тверской области, в которой актуальны вопросы наследования, так как с начала 50-х годов 20 века смертность всегда значительно опережала рождаемость. В 2014 году нотариусами региона было выдано около 30 000 свидетельств о праве на наследство, а по завещанию только около 8000. Число удостоверяемых завещаний невелико и в последние несколько лет имеет тенденцию к уменьшению. Если взять перспективный город атомщиков Удомлю, то при населении 40-39 тыс.человек, в 2010 году было удостоверено 198 завещаний, а в 2014 только 148. В малоперспективных поселках городского типа при населении 6-7 тыс.человек число удостоверенных нотариусами завещаний в 2014 году составляет от 13 до 30. Такие формы завещания, как закрытые, введенные в наш Гражданский кодекс в 2002 году, в таких отдаленных сельских районах вообще не востребованы.

Многие ученые, выступавшие на общественных слушаниях: Габов А.В., Суханов Е.А., Рассказова Н.Ю., говорили о том, что изменения в наследственном праве должны быть обоснованы доктриной права. На примере изменений в Гражданский кодекс РФ мы видим, что они основываются на Концепции развития гражданского законодательства, одобренной еще в 2009 году. Концепция же развития наследственного права не разрабатывалась. Научных исследований, которые бы обосновали необходимость введения и разработки процедуры удостоверения совместных завещаний супругов и наследственных договоров у нас на сегодняшний день нет.

Совместные завещания супругов

Автор законопроекта председатель комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству П.В. Крашенинников сказал, что совместные завещания заимствованы из германского права. Мы не первые в таком заимствовании — у нас есть Крым, в котором имеется практика удостоверения таких завещаний.

В Германии ГГУ действует с 1871 года, и у них сложилась стройная система удостоверения и вступления в наследство по совместным завещаниям. В немецкой семье уверены, что после смерти одного из них переживший супруг не сможет изменить завещание и оставить, например, детей без наследства. Нормы уложения диспозитивны, то есть можно выбрать, какие положения будут взаимосвязанными и неизменными, а какие переживший супруг сможет изменить в одностороннем порядке. В нормах не декларируется, а действительно реализуется принцип добросовестности и защиты от злоупотребления правом. Приведу пример: совместное завещание прекращается, не только при прекращении брака, но и при подаче до смерти заявления о расторжении брака. Если имущество супруги не успели поделить, то такому пережившему супругу выплачивается компенсация. Предусмотрены специальные оговорки о выплате компенсаций третьим лицам, поименованным в общем завещании при вступлении пережившего супруга в новый брак. Таким образом, обеспечивается защита интересов и завещателей и будущих наследников. Такое регулирование и дает свои плоды. Статистика по Германии (по данным журнала Fokus на 2007 года) - 57% от общего числа завещательных распоряжений приходится за совместные завещания супругов.

Теперь хотелось бы рассказать о практике украинских нотариусов, которые уже в 2003 применяли нормы о совместном завещании супругов. В 2012 году было по всей стране удостоверено 191 завещание совместное завещание супругов. Одну из причин невостребованности совместных завещаний супругов я вижу в политических причинах принятия ГК Украины, чтобы было основание для вхождения в Евросоюз, а потребности общества в таком нотариальном действие не было. Практика в Крыму свидетельствует о том, что совместные завещания супругов удостоверялись редко. Для этого была объективная причина — процессуальные нормы не подкрепляли нормы материального права. Были судебные споры в следующих ситуациях: пожилые супруги составляли совместное завещание. После смерти бабушки, дедушку подбирала новая бабушка, которой был нужен не дедушка, а его имущество. Заинтересованные лица инициировали судебные споры. Суды поддерживали нотариусов, завещания оставались в силе. Сейчас в Крыму идет отмена совместных завещаний, так как по недвижимости имели место запреты на отчуждение в госреестрах после смерти одного из супругов.

Что меня как нотариуса волнует в проекте закона?

Во-первых, одной из особенностей нашего законодательства является внесение в закон определений из доктрины права. В п.5 ст.1118 ГК РФ предлагается исключить " является односторонней сделкой". Этот пункт имеет существенное значение для понимания нотариусами смысла совместного завещания — оставили слово сделка, а односторонняя убрали. Украина считала такие завещания разновидностями односторонней сделки. А какова природа совместного завещания у нас ответа нет, ни в законе, ни в доктрине.

Во-вторых, совместное завещание кроме ограничения субъектного состава, имеет и особый предмет регулирования: порядок перехода прав на общее имущество супругов или имущества каждого из них. Считаю, что по содержанию такое завещание возможно будет без конкретики, а описывать имущество придется общей фразой: " Все принадлежащее нам имущество супругов....или ½ долю совместного имущества супругов, или принадлежащее каждому из нас личное имущество..«. Видимо нотариальному сообществу пересмотреть привычные формулировки и конструкции завещаний со специальными распоряжениями завещателя.

В-третьих, подробные процедуры нотариального удостоверения совместных завещаний и ведения наследственного дела на их основании в проекте не предусмотрены, что может, как и в Крыму привести к невостребованности совместных завещаний супругов. Я бы сказала, что для совместных завещаний супругов выбрана «мягкая» модель по сравнению с немецкой и украинской. Нормы о совместном завещании супругов построены только на свободе распоряжений завещателя. Не нашло отражения положение, что выполнение воли завещателя свято не только для нотариуса, но и для сторон наследственного правоотношения, в том числе и пережившего супруга. Совместные завещания супругов — развитие принципа свободы завещания, но встает и проблема, как она будет сочетаться с правом на обязательную долю, так как наследство предположительно будет открываться только после смерти последнего супруга.

Наследственные договоры

Опять начнем с Германии. Статистика по Германии (по данным журнала Fokus на 2007 года) — 5% от общего числа завещательных распоряжений приходится за наследственные договоры. Наследственных договоров в 10 раз меньше, чем совместных завещаний супругов. Причина нераспространенности в том, что наследственный договор ограничивает завещательную свободу. В отличие от завещания, даже совместного завещания супругов, он двухстороннеобязывающий с момента заключения, поэтому его отменить очень сложно. Переход прав по договору происходит только после смерти наследодателя. Предмет наследственного договора ограничен: назначение наследников, завещательные отказы и возложения. Наследодатель может при жизни распорядиться имуществом, которое указано в наследственном договоре. Если наследодатель уже составлял завещание, или составил его после заключения наследственного договора, то они были недействительными. ГГУ имеет в отличие от рассматриваемого проекта нормы, которые защищают будущих наследников — параграф 2287 — возврат прижизненного дара наследодателя наследником, если в дарении была цель причинить вред наследнику по договору. У нас таких ограничений не установили, хотя у нас принцип добросовестности — основополагающий принцип и за злоупотребление правом надо отвечать.

На Украине это был особый договор — наследодатель заключал его в целях обеспечения ухода за ним при жизни, будущий наследник только после его смерти получал наследство. По субъектному составу тоже имели место ограничения — наследственный договор нельзя было заключить с родственниками, которые и так имеют обязанность по содержанию наследодателя. Одновременно с удостоверением договора налагалось запрещение в реестрах прав на недвижимое имущество наследодателя.

В России — революционность изменений заключается в том, что вводится новое основание наследования — по договору, всегда отвергавшееся доктриной права.

Предлагаемые изменения в наследование должны были бы повлечь развитие таких институтов как подназначение наследника, завещательный отказ и возложение. В германском законодательстве предусмотрен завещательный отказ под отлагательным и отменительным условиями, условие в пользу третьего лица. На практике завещательные отказы очень редко содержат только отлагательные условия, которые не нарушают прав личности. Кроме того не принят блок ГК по вещным правам, который мог бы помочь в развитии специальных распоряжений завещателя.

С учетом того, что в наследственном договоре могут быть прописаны определенные условия, надо развивать и нормы об условиях в конструкциях нотариальных документов. Это трудно, так как доктрина права и нотариальная практика к условиям в завещании относились отрицательно.

Однобокое заимствования из других правопорядков только в аспекте свободы завещательных распоряжений наследодателя может привести к недобросовестному поведению — односторонним отменам совместного завещания, фиктивному расторжению брака, чтобы совместное завещание или наследственный договор не действовали.

При консультировании по вопросам заключения брачного договора возникают вопросы о возможности указаний в брачном договоре указаний о наследовании. В Германии наследственный договор зачастую является частью брачного договора. У нас проект закона не учитывает эту потребность практики и не вносит изменений в ст. 40 Семейного кодекса РФ.

В заключение хотелось бы привести слова государственного деятеля и ученого-правоведа Константина Петровича Победоносцева о возможной реформе завещательных распоряжений, которые не потеряли актуальности и в наше время: " Но крайне опасно разрешать, на основании одних отвлеченных начал справедливости, практические вопросы законодательства, невзирая на обстоятельства места и времени, посреди которых должен исполняться закон... Особая осторожность требуется от законодателя в тех случаях, когда новый закон должен возбудить новые интересы частного права или развить и усложнить интересы прежнего права."

Сегодня гражданскому обществу, правоприменителям, в том числе нотариусам, нужно стабильное наследственное право, основывающееся на доктрине права, содержащие не только нормы материального права, но и подробные процессуальные нормы по их применения.

Нотариус Тверского городского нотариального округа Картавенко Татьяна Николаевна

Поделиться

Смотреть все актуальные новости

Нотариальный вестник — №10 (Октябрь) 2017
Нотариальный вестник — №9 (Сентябрь) 2017
Нотариальный вестник — №8 (Август) 2017
Нотариальный вестник — №7 (Июль) 2017
Право каждого — №2 (62) 2017
Нотариальный вестник — №6 (Июнь) 2017
Нотариальный вестник — №5 (Май) 2017
Нотариальный вестник — №4 (Апрель) 2017
Нотариальный вестник — №3 (Март) 2017
Право каждого — №1 (61) 2017
Нотариальный вестник — №2 (Февраль) 2017
Право каждого — №4 (60) 2016

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.