Авторская колонка

Международные отношения и нотариат

Международные отношения и нотариат.

Тарас Калиниченко

член Комиссии по международному сотрудничеству ФНП

нотариус нотариального округа г. Химки Московской области, член Комиссии по международному сотрудничеству ФНП, кандидат юридических наук, доцент МГИМО (У)

18 декабря 2014

Процессы глобализации, международная миграция населения, сложная международная атмосфера, сложившаяся из-за конфликта на Украине, санкции к России, а нередко обстановка необоснованной нетерпимости к России приводят к актуализации правовых вопросов деятельности нотариата России с учетом сложившихся международных отношений.  

В Российской Федерации с 1990 года по официальным данным выехало за рубеж на ПМЖ 1-1,5 млн. человек, 1,5-2 млн. человек, «временно» выехали за рубеж для работы, учёбы, бизнеса. Возрастает  экономическая миграция, когда часть населения проживает за рубежом, сохраняя при этом бизнес или личные связи в России.  Распространение также получила практика вывода личных и бизнес активов из России за рубеж1. 2,6 миллиона украинцев по данным ФМС проживают в России. Много русских проживает в странах Балтии, Украине, Болгарии, Чехии, Италии, Испании, Франции, Турции, Черногории, Хорватии и т.д.  Во многом жизнь и деятельность российских граждан, а также иностранных граждан в России находится в поле зрения нотариусов этих стран. Требуются совместная деятельность нотариатов по вопросам защиты прав граждан и юридических лиц в каждой стране. В связи с этим важную роль приобретает взаимодействие и сотрудничество, прежде всего нотариатов стран входящих в систему международного нотариата. В условиях сложной международной обстановки происходит изменение приоритетов и целей такого сотрудничества. 

Необходимо начать с общих вопросов, касающихся целей такого сотрудничества. 

Прежде всего, это приверженность основным постулатам романо-германской системы права. Нотариус в странах международного нотариата занимает доминирующее положение в гражданском обороте. Существуют общие принципы и подходы к пониманию, какой должна быть система нотариата, разных стран, их правовое положение, основанное на традициях романо-германской правовой семьи. Однако наблюдаются процессы интегрирования отдельных институтов англо-американской системы права в фундаментальные основы европейского нотариата. Это выражено в различных воздействиях и проникновениях. Деятельность нотариата основана о применении норм одной национальной системы права (главным образом нормативных актов одного государства) и целиком происходит по нормам внутреннего права. Поэтому, важное значение  приобретает усиление компаративного (сравнительного) аспекта в  международных отношениях деятельности нотариатов, учитывая, что в каждом государстве действует свое право, определяющее основания, порядок и пределы применения права на его территории. Между тем, для России свойственен аспект унификации, который выражается в восприятии лучшего опыта развития нотариата разных стран.  Принимая все самое лучшее, мы видим и недостатки. 

Поэтому важное значение играет исследование влияний англо-американской системы на романо-германскую систему права, в части касающейся деятельности нотариата, правового статуса нотариуса и т.д., исследование преимуществ нотариальной формы удостоверения договоров, преимуществ нотариальных актов в странах романо-германской системы в отличие о англо- американской системы. 

В этой связи исследование преимуществ нотариуса как универсального налогового агента (классические нотариаты: Германия, Франция, Испания, Италия) и нотариуса как ординарного плательщика НДС (Франция, Германия, Италия, Испания, Греция и др.) приобретает важное значение2. 

С другой стороны, необходимо активное противодействие и критика институтов англо-американской системы права и нововведений в ЕС, внедряемых в романо-германскую систему права, посредством воздействия на нотариат и законодательство. Например, снятие ограничений на количество должностей и либерализации тарифов (Нидерланды), концентрация в городах, злоупотребления при ценообразовании, разделение нотариального сообщества на группы «консерваторов», «либералов», «лоббистов» и др., снятия ограничений по территориальному принципу осуществления нотариальной деятельности (Франция), снятия ограничений на совмещение профессии нотариуса с другими юридическими профессиями (Германии, где возможное совмещение профессий адвоката и нотариуса),  в Испании, Украине – совмещение профессии нотариуса с профессией регистратора, снятие ограничений на доступ к профессии нотариуса по национальному признаку - Европейский суд в Люксембурге последовательно проводят политику «свободы оборота лиц и капиталов» применительно к нотариату. После решения суда ЕС от 24.05.2011 г. для доступа к профессии нотариуса больше не требуется быть гражданином того государства, в котором соответствующее физическое лицо претендует на занятие соответствующей должности. Вкупе с распространением Болонской системы в высшем юридическом образовании это значительно повышает риски появления так называемых странствующих нотариусов, появления промежуточных – между нотариальной и простой письменной – юридических форм фиксации юридических фактов. Так, изменение гражданского законодательства во Франции привело к возникновению так называемого юридического акта, составленного с помощью юриста, который по ряду промежуточных последствий приравнивается к нотариальному акту3.

Особое значение приобретает развитие законодательства о нотариате, в том числе о международном сотрудничестве в области нотариальной деятельности. Казалось бы, восстановление членства РФ в Гаагской конференции по МЧП, произошедшее в 2001 году, давало надежду на то, что некоторые зарекомендовавшие себя на практике международные конвенции могли бы существенно упростить ведение международной нотариальной деятельности. Это и Гаагская Конвенция от 02.10.1973 о международном управлении имуществом умерших лиц, упрощающая администрацию международным наследством; Гаагская Конвенция от 01.08.1989 о праве, применимом к наследованию в силу смерти, устанавливающая единство право применимого к наследству, независимо от его движимой или недвижимой природы, и допускающая выбор применимого права самим заинтересованным лицом; Гаагская Конвенция от 05.10.1961 о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений, которая практически исключает возможность формальной недействительности завещания при соблюдении внутреннего законодательства государства, с которым само завещание или завещатель были связаны; Базельская Конвенция от 16.05.1972 о введении системы регистрации завещаний, которая сводит к минимуму случаи не обнаружения завещания как во внутреннем обороте, так и на международном уровне; Вашингтонская Конвенция от 26.10.1973, предусматривающая единообразный унифицированный закон о форме международного завещания, которая облегчает международный оборот завещаний и актов их отмены за счёт использования унифицированной формы. Деятельность России в рамках этих конвенций привела бы к успешной реализации и защите прав российских граждан за рубежом, однако на практике указанные конвенции почти не действуют. Сомнение вызывает и реализация специального Регламента по международному наследованию в рамках Европейского Союза, который должен быть принят в 2015 году, учитывая тот факт что нотариусы России практически не участвуют в его создании. 

Это заставляет нас изменять приоритеты в международном сотрудничестве. С развитием Таможенного Союза для России становится важным приоритет в унификации, а может быть в большей мере рецепции права России и стран входящих в Таможенный Союз. Это Беларусь, Казахстан, Киргизия, Армения. На мой взгляд, между этими дружественными государствами важен единообразный подход к наследованию, унификация норм о нотариальной деятельности. Для стран не входящих в Таможенный Союз необходимо продолжение развития общих начал построения своей работы на основе единых принципов романо-германской системы права, которые должны выразиться в развитии, прежде всего, в создании и заключении специальных двусторонних договоров, касающихся только деятельности нотариата, в отличие от договоров о правовой помощи. Двусторонние международные договоры, связанные с нотариальной деятельностью исходят из положений Конституции и ГК РФ, закрепляющих положение о том, что правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.  Ч. 4 ст. 15 Конституции 1993 года устанавливает приоритет норм международного права по отношению к внутренним источникам права. Некоторые нормы, о нотариальной деятельности, например, в области наследования содержится в двусторонних договорах РФ о правовой помощи с иностранными государствами (чуть более 40) или региональных конвенциях, самая известная из которых — Минская от 22.01.1993 и её не ратифицированная РФ Кишинёвская редакция 2002 года. Однако многие положения их них безнадежно устарели и требуют изменения и развития. 

 Отличие такого рода двусторонних договоров  о нотариальной деятельности от договоров о правовой помощи состоит в том, что возмездный и безвозмезд­ный характер правовой помощи непосредственно связан либо с консульской деятельностью, либо с адвокат­скими услугами4. Европейский Суд по правам человека неоднократно об­ращался в своих решениях к теме бесплатной юридической помощи, рассматривая ее в контексте ст. 6 Конвенции о за­щите прав человека и основных свобод, заключенной 4 но­ября 1950 г., которая гласит: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или предъявления ему любого уголовного обвинения имеет право на справедли­вое и публичное разбирательство дела...» И хотя ч. 3 ст. 6 Конвенции устанавливает гарантии предоставления бес­платного защитника только обвиняемым в уголовных де­лах, Европейский Суд расширил толкование этой статьи, используя тест «равенства двух рук», т. е. равенства сторон в состязательном процессе. 31 мая 2002 г. Европейский комитет по правовому со­трудничеству Совета Европы разработал План действий по созданию систем юридической помощи. В данном до­кументе отмечено, что для обеспечения эффективного дос­тупа к правосудию можно внедрять различные модели: сокращения нагрузки на судей путем широкого использова­ния внесудебных примирительных мер или распростране­ния практики заключения мировых соглашений непосред­ственно до начала судебного разбирательства; внесения из­менений в процессуальное законодательство, с тем чтобы сделать процедуру более простой и понятной для граждан; упрощения требований, предъявляемых к документам, ис­пользуемым в судебном процессе; более широкого распро­странения правовой информации, включая судебные реше­ния, среди юристов и общественности; улучшения системы и процедуры апелляционного пересмотра решений, особен­но в гражданских и коммерческих делах, которые обычно тянутся гораздо дольше, чем дела уголовные. В п. 6 указан­ного Плана действий говорится, что «на практике надлежа­щие системы оказания юридической помощи являются су­щественной составляющей равного для всех доступа к пра­восудию и могут включать оказание юридической помощи, в том числе представительство юристами; предоставление информации, юридическое консультирование в часы и мес­те, выбранные с учетом потребности заявителей и с обеспе­чением гарантии того, что заявителям ясны полученные ими консультации юристов; защиту обвиняемых в уголов­ном процессе; подготовку дел в других процессах, кроме уголовных, и представление клиентов в суде; содействие в обращении к органам публичной власти, если оно включает правовой аспект; консультации и помощь на стадии испол­нения судебных решений и приговоров, включая подачу за­явлений с просьбой об освобождении». Как видно, юридическая помощь больше связана с деятельно­стью защитника-адвоката. 

Двусторонние международные договоры о нотариальной деятельности, например, о наследовании, могли бы стать основой развития новых двусторонних международных отношений, учитывая деполитизированный характер этих отношений. 

В заключение, следует сказать, что миграционные процессы, активное приобретение недвижимости в странах романо-германской системы права, развитие международных семей, заставляет задуматься о создании упрощенной системы международных нотариальных отношений, в частности, наследственных отношений. Следует отметить недостаточно налаженную систему информирования между государствами по вопросам нотариальной деятельности. Все это заставляет задуматься об активизации двусторонних отношений с нотариатами стран дружественно относящихся к России.  Речь, прежде всего, должна идти об упрощении взаимоотношений нотариусов, стран международного нотариата. В настоящее время все отношения и переписка, например, по наследственным делам ведется через органы государственного управления - Министерства юстиции, которые иногда по политическим, бюрократическим соображениям тормозят процессы обмена информацией, например о наследовании на территории других стран. Думается, что нотариусы должны напрямую входить в информационные системы, осуществлять обмен информацией, минуя административные препоны. Во исполнение резолюции Руководящего Совета МСН, одобренных в ходе заседаний в Брюгге в феврале 2009 года и в Лондоне в июне 2009 года принят Внутренний регламент Международной Нотариальной Сети5, с целью упростить в целом установление контактов между нотариусами, находящимся в разных странах. Цели сети: а) Упростить в целом установление контактов между нотариусами, находящимся в разных странах, помогая в частности: в поисках нотариуса, говорящего на определённом иностранном языке; в поисках нотариуса с определённой специализацией; в поисках нотариуса, которому передан архив другого нотариуса при прекращении последним нотариальной деятельности; сотрудничать при выполнении тех или иных юридически значимых действий за рубежом при возникновении проблем или неэффективности официальных инструментов оказания правовой помощи; предоставлять сведения о необходимости / возможности использования нотариальной формы в запрашиваемой стране; предоставлять информацию о: действующих нормах права, доктрине и судебной практике по поставленным вопросам; процедуре совершения нотариальных действий, содержании нотариальных актов и их реквизитах; полномочиях; компетенции органов и/или должностных лиц государства, которые участвуют в решении вопросов, имеющих значение для нотариальной деятельности. Думается, что эта сеть могла быть более продуктивно использована российскими нотариусами для обеспечения сведений о нотариальной деятельности.

Поделиться

Смотреть все актуальные новости

Нотариальный вестник — №8 (Август) 2017
Нотариальный вестник — №7 (Июль) 2017
Право каждого — №2 (62) 2017
Нотариальный вестник — №6 (Июнь) 2017
Нотариальный вестник — №5 (Май) 2017
Нотариальный вестник — №4 (Апрель) 2017
Нотариальный вестник — №3 (Март) 2017
Право каждого — №1 (61) 2017
Нотариальный вестник — №2 (Февраль) 2017
Право каждого — №4 (60) 2016

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.