Авторская колонка

О правомерности наделения консулов полномочиями по совершению нотариальных действий

В практике консульской и нотариальной деятельности нередко возникает вопрос о правомерности наделения консулов полномочиями по совершению нотариальных действий. Поэтому, на мой взгляд, необходимо более подробно рассмотреть соотношение понятий «нотариус» и «консул», их сходство и отличие.

Тарас Калиниченко

член Комиссии по международному сотрудничеству ФНП

нотариус нотариального округа г. Химки Московской области, член Комиссии по международному сотрудничеству ФНП, кандидат юридических наук, доцент МГИМО (У)

28 ноября 2014

Консульские служащие, на мой взгляд, не относятся к числу субъектов нотариальных правоотно­шений и не входят в предмет нотариального права, их деятельность регулируется специальным консульским законодательством. Ранее в Положении о консульском учреждении Российской Федерации, утвержденном Указом Президента РФ от 5 ноября 1998 г.[1], определялся статус консульского учреждения, которым являлся государственный орган внешних сношений Российской Федерации, осуществлявший в пределах соответствующего консульского округа на территории государства пребывания консульские функции от имени Российской Федерации. До вступления в силу Консульского устава Российской Федерации, утвержденного Федеральным законом от 5 июля 2010 г.[2], действовал Консульский устав СССР, утвержденный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1976 г., в ч. 1 ст. 45 которого был определен перечень нотариальных действий, совершаемых консулом. Осуществление должностными лицами консульских учреждений Российской Федерации за пределами России нотариальных действий было основано также на норме п. «Г» ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях, заключенной 24 апреля 1963 г.[3] СССР присоединился к Конвенции в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 февраля 1989 г. № 10138-Х1. Согласно этой Конвенции одной из консульских функций является исполнение некоторых нотариальных обязанностей. Законодатель на основании указанной конвенции наделил консула полномочиями по совершению нотариальных действий. В соответствии с ч. 5 ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате нотариальные действия от имени России на территории других государств совершают должностные лица консульских учреждений Российской Федерации, уполномоченные на совершение этих действий. В законодательстве о нотариате определен перечень таких нотариальных действий. В соответствии со ст. 5 Консульского устава Российской Федерации под консульскими функциями понимаются полномочия консульских учреждений и консульских отделов дипломатических представительств Российской Федерации по защите прав и интересов России, граждан РФ и российских юридических лиц за пределами нашей страны. К консульским функциям относится и совершение нотариальных действий. Между тем в п. «Г» ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях, заключенной 24 апреля 1963 г. нет понятия нотариального действия.

Необходимо учитывать различия правового статуса кон­сула и нотариуса, их специфику и, исходя из этого, указать профессиональные функции каждого и определить понятие «консульская деятельность», «нотариальная деятельность». Согласно ст. 13 Консульского устава Российской Феде­рации консульским должностным лицом является гражда­нин РФ, замещающий должность федеральной государст­венной гражданской службы в консульском учреждении или консульском отделе дипломатического представительства Российской Федерации и уполномоченный на выпол­нение консульских функций. Назначение на должность и освобождение от должности консульских должностных лиц осуществляются федеральным органом исполнительной власти, ведающим вопросами иностранных дел. Это генеральный консул, консул, вице-консул, консуль­ский агент. Консульские должностные лица и сотрудники консуль­ских учреждений состоят на государственной службе в Ми­нистерстве иностранных дел РФ, т. е. являются должност­ными лицами в отличие от нотариуса, который является специально уполномоченным государством физическим лицом, не имеющим должности. В ст. 14 нового Устава закреплено, что консульским должностным лицом может быть только гражданин РФ. Это положение является более четким по сравнению со ст. 22 Венской конвенции, в которой говорится, что «в принципе консульские должностные лица должны быть гражданами представляемого государства» (хотя Конвен­ция распространяет понятие консульского должностного лица и на почетных консулов). В Уставе отражена принад­лежность сотрудников консульских учреждений к россий­скому гражданству. Основами законодательства РФ о нота­риате предусмотрено, что нотариусом может быть только лицо, имеющее российское гражданство. Согласно ст. 14 Консульского устава Российской Феде­рации глава консульского учреждения назначается на должность федеральным органом исполнительной власти, ведающим вопросами иностранных дел, и допускается к выполнению своих функций после получения согласия (экзекватуры) государства пребывания. Глава консульского учреждения при назначении на должность получает от фе­дерального органа исполнительной власти, ведающего во­просами иностранных дел, письменное полномочие (кон­сульский патент). Порядок назначения главы консульских учреждений подробно регламентирован международными правовыми нормами. Международное консульское право не предусматривает обязательного получения предварительного со­гласия принимающего государства. Однако все консуль­ские конвенции, действующие в настоящее время между Российской Федерацией и иностранными государствами, содержат положения, в которых предусматривается испрашивание дипломатическим путем согласия государства пребывания на назначение главы консульского учреж­дения. Российская Федерация (как в прошлом и СССР) после­довательно придерживается этого принципа, испрашивая согласие государства пребывания на назначение главы консульского учреждения даже в тех случаях, когда между Российской Федерацией и государством пребывания не за­ключена консульская конвенция.

Консульские действия совершаются в консульском уч­реждении. В отдельных случаях эти действия могут быть совершены вне указанного учреждения. Консул, совершающий указанные действия, обязан со­блюдать их тайну. Консульские действия совершаются в день предъявления всех необходимых для этого докумен­тов, уплаты консульских сборов и возмещения фактиче­ских расходов, когда нотариус взыскивает государственную пошлину или нотариальный тариф. Делопроизводство в консульском учреждении ведется на том же языке, что и делопроизводство консульского уч­реждения. Если обратившееся за совершением нотариального дей­ствия лицо не знает языка, на котором ведется делопроиз­водство, тексты оформляемых документов должны быть переведены ему консулом, совершающим действие, или известным консулу переводчиком. По просьбе лица, которому отказано в совершении но­тариального действия, ему должны быть изложены причи­ны отказа. Консульское учреждение пользуется правами юридиче­ского лица, имеет печать с изображением Государственно­го герба РФ и со своим наименованием, соответствующие печати, штампы, бланки, счета в банках. Нотариус же не является юридическим лицом, хотя и имеет печать с изображением Государственного герба РФ, фамилии, имени и отчества, указания профессии.

Конкретное содержание полномочий по совершению действий консульскими учреждениями закреплено в договорах о правовой помощи и консульских конвенциях, заключаемых с каждым государством в отдельности. Например, в соответствии со ст. 35 Консульской конвенции между Российской Федерацией и Республикой Польша, заключенной 22 мая 1992 г.[4], консульское должностное лицо имеет право: 1) принимать, составлять, регистрировать и удостоверять заявления граждан представляемого государства, в том числе заявления, касающиеся семейных отношений и вопросов гражданства; 2) составлять, регистрировать, удостоверять и принимать на хранение завещания граждан представляемого государства; 3) составлять, регистрировать и удостоверять сделки, заключаемые между гражданами представляемого государства, и удостоверять односторонние обязательства, если они не противоречат законодательству государства пребывания. Однако консульское должностное лицо не имеет права составлять, регистрировать и удостоверять сделки или обязательства, которые устанавливают, отчуждают или передают права на недвижимое имущество, находящееся в государстве пребывания; 4) составлять, регистрировать и удостоверять сделки между гражданами представляемого государства, с одной стороны, и гражданами государства пребывания или гражданами третьего государства — с другой, если эти сделки подлежат исполнению или влекут правовой результат исключительно в представляемом государстве и при условии, что они не противоречат законодательству государства пребывания; 5) удостоверять копии, дубликаты и выписки из документов, выданных органами представляемого государства или государства пребывания; 6) удостоверять правильность переводов документов; 7) удостоверять подписи граждан представляемого государства. Как видим, в приведенных положениях не говорится непосредственно о нотариальных действиях, осуществляемых консулами. Перечисляются лишь определенные виды действий.

Для выполнения консулом своей миссии необходимо получение консульского патента и экзекватуры. Консулов нельзя признать нотариусами, поскольку они осуществляют специальные консульские действия, и тем более лицами, осуществляющими нотариальные действия. В противном случае консулы должны были бы пройти стажировку, сдать квалификационные экзамены и получить специальные полномочия от государства на право заниматься нотариальной деятельностью. Нотариус же наделяется полномочиями органами юстиции. Он должен предварительно прийти сдать квалификационный экзамен и получить лицензию, дающую право заниматься нотариальной деятельностью. При этом порядок наделения лица полномочиями нотариуса регламентируется исключительно российским законодательством.

На мой взгляд, к консульским функциям новый Консульский Устав неправомерно относит совершение нотариальных действий. Приведенное положение свидетельствует о несовершенстве консульского законодательства и законодательства о нотариате, в части касающейся наделения консула полномочиями на совершение нотариальных действий, в котором не указаны консульские действия, как приравненные к нотариальным. Ни к консульском, ни в нотариальном законодательстве не определены понятия «консульская деятельность» и «нотариальная деятельность». Включение консула как должностного лица в систему нотариальной деятельности способствует огосударствлению нотариата.

В связи со сказанным необходимо исключить из Основ законодательства о нотариате ч. 5 ст. 1 Основ законодательст­ва РФ о нотариате, а также внести изменения в консульский устав, в части касающейся совершения консульских действий.

 



[1] СЗ РФ. 1998. № 45. Ст. 5509.

[2] См.: РГ. 2010. 7 июля.

} См.: Сборник международных договоров СССР. Вып. Х1_У. М., 1991. С.124-147.

[4] СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1515.

Поделиться

Смотреть все актуальные новости

Нотариальный вестник — №8 (Август) 2017
Нотариальный вестник — №7 (Июль) 2017
Право каждого — №2 (62) 2017
Нотариальный вестник — №6 (Июнь) 2017
Нотариальный вестник — №5 (Май) 2017
Нотариальный вестник — №4 (Апрель) 2017
Нотариальный вестник — №3 (Март) 2017
Право каждого — №1 (61) 2017
Нотариальный вестник — №2 (Февраль) 2017
Право каждого — №4 (60) 2016

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.