Авторская колонка

Переход права собственности на недвижимое имущество в связи с заключением брачного договора

Достаточно часто удостоверяются брачные договоры, в соответствии с которыми изменяется режим совместной собственности супругов на конкретное имущество, что влечет переход права собственности на него. В связи с этим возникает о моменте перехода права собственности на недвижимое имущество по брачному договору.

Наталья Артемьева

Член комиссии ФНП по методической работе

нотариус г. Читы,

19 ноября 2014

В соответствии с п. 2 ст. 8.1. Гражданского кодекса Российской Федерации «Права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом».

В настоящее время в законодательстве имеется следующие случаи, когда возникновение права собственности не связано с регистрацией права в ЕГРП:

в соответствии с п. 4 ст. 218 ГК РФ «член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество»,

в соответствии с 4. ст. 1152 ГК РФ «принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации».

Указанное подтверждается и Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в п. 11 которого также назван еще один момент возникновения права собственности, не связанный с моментом регистрации «Право собственности на недвижимое имущество возникает .... в случае .... реорганизации — с момента завершения реорганизации юридического лица (статья 16 Федерального закона „О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей“)».

Закон в настоящее время не содержит каких-либо норм, непосредственно регулирующих вопрос момента перехода права собственности на недвижимое имущество по брачному договору. Указанный вопрос являлся предметом рассмотрения судебными органами по конкретным делам. Изучение судебной практики свидетельствует о том, что решение его судебными органами неоднозначно.

Верховный суд в определении от 08 ноября 2011 г. № 83-В11-5 определил момент возникновения права на недвижимое имущество с момента заключения брачного договора. Обстоятельства дела следующие: 12 апреля 2004 г. супруги Ильина А.А. и Колбаса И.С. заключили брачный договор, которым установлен режим раздельной собственности на квартиру, ранее находившуюся в долевой собственности супругов. Также п. 7 договора предусмотрено, что в случае смерти кого-либо из них как в период брака, так и после его расторжения, правовой режим всего имущества должен соответствовать положениям действующего законодательства и данного договора. 4 июля 2010 г. Колбаса умер. После его смерти Ильина А.А. обратилась в орган по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее регистрирующий орган) с заявлением о государственной регистрации права на квартиру, регистрирующий орган приостановил регистрацию, указав, что отсутствует заявление о регистрации права от Колбасы И.С. Ильина А.А. обратилась в суд к ответчику Колбасе В.И. о признании права собственности на квартиру. Кассационной инстанцией Брянского областного суда было отменено решение1-йинстанции и указано на то, что переход права собственности на ½ доли в спорной квартире при жизни Колбасы И.С. к Ильиной А.А. не состоялся, а условие брачного договора о передаче истице доли в указанной квартире не является безусловным основанием приобретения истицей права собственности на часть квартиры. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с такими выводами суда кассационной инстанции не согласилась и указала в том числе и следующее:

брачный договор, заключенный в период брака, вступает в силу после его нотариального удостоверения, с момента которого у супругов возникают предусмотренные этим договором права и обязанности.

Следовательно, брачный договор является основанием для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей супругов в отношении их совместной собственности.

Законодателем предоставлена возможность супругам изменить брачным договором законный режим имущества на договорный, установив режим раздельной собственности в отношении имущества, зарегистрированного на одного из супругов.

То обстоятельство, что Ильина А.А. не прошла регистрацию в установленном законом порядке своего права собственности на 1/2 долю в спорном жилом помещении не свидетельствует об отсутствии у нее права собственности на долю в спорном имуществе, которое возникло у истицы с момента нотариального удостоверения брачного договора от 12 апреля 2004 г.

Указанный брачный договор, совершенный в надлежащей форме, никем не оспорен, не признан недействительным и фактически исполнен. Требования о признании названного брачного договора недействительным, в том числе его пункта 7, не заявлялись.

Таким образом, высшая судебная инстанция пришла к выводу, что моментом возникновения/перехода права на недвижимое имущество, являющееся предметом брачного договора, является момент заключения брачного договора.

Псковский областной суд, рассматривая апелляционную жалобу по делу № 33-699/2013 (определение от 30.04.2013 г.), аналогичным образом мотивировал свое решение по аналогичному делу. Обстоятельства дела таковы: Б.Е.Н и М.П. заключили в 2008 г. брачный договор, согласно которого на жилой дом установлена долевая собственность, в равных долях. В 2012 г. М.П. умер, завещав свое имущество дочери К.С.П. Б.Е.Н. зарегистрировала право на свою долю после смерти мужа. Б.Е.Н. обратилась в суд с иском об исключении принадлежащей ей по условиям брачного договора 1/2 доли в праве собственности из наследственного имущества.

К.С.П. обратилась в суд со встречным иском к Б.Е.Н. о признании ничтожными пунктов 2.1 и 4.1 брачного договора, а также к Управлению Росреестра по Псковской области о признании незаконными действий по регистрации брачного договора и обязании исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним сведений о государственной регистрации права Б.Е.Н. на 1/2 долю в праве собственности на спорный жилой дом.

Суд в определении указал:

Исходя из понятия брачного договора, как соглашения лиц, вступающих в брак, или соглашения супругов, определяющего имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения (статья 40 СК РФ); условий вступления в силу брачного договора — только после государственной регистрации брака (статья 41), а также предмета настоящего спора, суд правильно определил характер спора и соответственно к нему применил нормы Семейного кодекса РФ.

Обязательная государственная регистрация брачного договора ни Гражданским кодексом РФ, ни Семейным Кодексом РФ не предусмотрена.

При таких обстоятельствах, из приведенных выше по тексту настоящего определения правовых норм следует, что брачный договор, заключенный в период брака, вступает в силу после его нотариального удостоверения и именно с этого момента он порождает правовые последствия, предусмотренные условия договора.

Следовательно, брачный договор от *** 2008 года между супругами М.П. и Б.Е.Н. является в данном случае основанием для возникновения у последней права собственности на 1/2 долю спорного жилого дома и изменения объема имевшихся прав в отношении этого же объекта недвижимости у М.П.

Тот факт, что Б.Е.Н. при жизни М.П. не зарегистрировала в установленном законом порядке свое право, а сделала это после его смерти — *** 2012 года, не свидетельствует об отсутствии у нее права собственности на долю в спорном имуществе, которое возникло у нее с момента нотариального удостоверения брачного договора от *** 2008 года.

Правоустанавливающим документом в данном случае является нотариально удостоверенный брачный договор, а государственная регистрация носит лишь правоподтверждающий характер.

Определение Псковским судом принято с учетом определения Верховного суда от 08.11.2014 г., что прямо усматривается из текста определения.

Иную позицию занял Свердловский областной суд, рассматривая апелляционную жалобу Б. — представителя истца Ч. на решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 02.02.2012 г. по гражданскому делу по иску Ч. к В.Н., С.В. о выделе доли должника, признании права собственности, признании брачного договора недействительным. Обстоятельства дела: Ч. обратился в суд с иском к В.Н., С.В. с требованием о выделении доли В.Н. в общем имуществе супругов, о признании за В.Н. права собственности на имущество, в том числе на недвижимое имущество (доли в праве на земельный участок, жилое строение без права регистрации проживания, квартиру) , просил признать недействительным брачный договор от 28.10.2009, заключенный между В.Н. и С.В., по условиям которого все недвижимое имущество передано в личную собственность С.В. Истец указал, что В.Н. не исполняет судебное решение от 30.04.2010, которым в пользу Ч. взыскана денежная сумма в размере <...> руб. При этом у В.Н. отсутствует какое-либо имущество, на которое может быть обращено взыскание, поэтому необходимо обратить взыскание на долю в общем имуществе супругов, при этом брачный договор является недействительным, поскольку не прошел государственную регистрацию в отношении недвижимости, данный договор был заключен при наличии запрета на совершение сделок с имуществом В.Н., договор является мнимым, поскольку заключен с целью уклонения В.Н. от исполнения обязательств, до заключения договора В.Н. не уведомлял Ч. как кредитора о заключении данного договора.

Решением Кировского районного суда от 02.02.2012 исковые требования удовлетворены в части требования о выделении доли В.Н. в общем совместном имуществе в отношении автомобилей. В остальной части требования оставлены без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении требования о признании недействительным брачного договора от 28.10.2009, суд указал, что семейное законодательство не предусматривает обязательной государственной регистрации как брачного договора, так и права личной собственности на недвижимое имущество, возникшее из нотариально удостоверенного брачного договора, соответственно, отсутствуют основания для признания договора недействительным. Соответственно, недвижимое имущество, из которого истец требует выделить долю супруга-должника является личным имуществом С.В., поэтому данное требование не может быть удовлетворено. Удовлетворяя апелляционную жалобу, судебная коллегия в определении от 29.02.2014 г. (дело № 33-6223/2012) указала следующее:

является ошибочным вывод суда о невозможности удовлетворения требования о выделении <...> доли в совместно нажитом имуществе на том основании, что с момента заключения брачного договора недвижимое имущество является исключительно собственностью С.В.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 131 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. ...

Согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

В соответствии с п. 3 ст. 2 этого же Закона датой государственной регистрации прав является день внесения соответствующих записей о правах в Единый государственный реестр прав.

Брачный договор является сделкой, которая не подлежит государственной регистрации, однако права на недвижимое имущество, возникшие на основании данной сделки, подлежат обязательной государственной регистрации, даже если ранее титульным владельцем являлось то же лицо, которому недвижимое имущество брачным договором передано в собственность как личное имущество.

Поскольку спорное недвижимое имущество, находящееся в общей совместной собственности супругов В.Н. и С.В., перешло в личную собственность С.В., данное изменение режима собственности в отношении недвижимого имущества подлежало обязательной государственной регистрации, несмотря на то, что ранее имущество также было зарегистрировано на имя С.В. При этом ответчики не указали на какие-либо уважительные причины, по которым данные права не были своевременно зарегистрированы.

Соответственно до государственной регистрации права С.В. недвижимое имущество является общей совместной собственностью супругов. Таким образом, истец Ч. как кредитор В.Н. вправе требовать выдела доли В.Н., которая причиталась бы В.Н. при разделе общего имущества супругов, для обращения на выделенную долю взыскания в связи с недостаточностью имущества В.Н. (п. 1 ст. 45 Семейного кодекса Российской Федерации), если для этого отсутствуют иные препятствия.

Иркутский областной суд также встал на позицию непризнания прав на недвижимое имущество без его регистрации в ЕГРП (апелляционное определение от 25 марта 2014 г. по делу N 33-2276/14). Обстоятельства дела таковы: истец П. обратился к Д. о признании права собственности на недвижимое имущество, указав, что <дата изъята> П. и Д. заключили договор купли-продажи земельного участка с жилым домом, согласно которому они приобрели в равных долях земельный участок и жилой дом, расположенные <адрес изъят>. <дата изъята> между нею и Д. зарегистрирован брак. <дата изъята> между ними заключен брачный договор, согласно п. 3 которого все вышеуказанное имущество с момента подписания данного договора передано ей в единоличную собственность. <дата изъята> она обратилась в Усольский отдел Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Иркутской области с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности на 1/2 долю земельного участка и жилого дома, перешедших к ней на основании брачного договора . Выяснилось, что на вышеуказанное имущество наложен арест. Истец П. считает, что поскольку арест на спорное имущество наложен после изменения режима собственности имущества, спорное недвижимое имущество Д. не принадлежат на праве собственности, поэтому судебный пристав-исполнитель не имела права налагать арест на данное имущество и должна была незамедлительно снять арест после получения ее заявления, однако в настоящее время этого не сделано. Действиями судебного пристава-исполнителя нарушены ее, установленные Конституцией РФ права, в частности право распоряжаться принадлежащим ей имуществом. Просила суд признать за ней право собственности на 1/2 долю в праве общей долевой собственности на земельный участок, на 1/2 долю в праве общей долевой собственности на жилой дом, освободить вышеназванное имущество от ареста. Решением суда в удовлетворении исковых требований П. отказано.

В апелляционной жалобе П. полагает решение суда незаконным, необоснованным, подлежащем отмене, указывая, что ввиду отсутствия государственной регистрации права собственности на спорное имущество в ЕГРП, ею представлены иные доказательства возникновения права собственности, а именно брачный договор, который является правопораждающей сделкой. Вместе с тем брачный договор фактически рассмотрен не был, судом ему не дана правовая оценка. Судом при рассмотрении дела не учтены положения ст. 42 Семейного кодекса РФ. Отсутствие регистрации права собственности на недвижимое имущество в установленном законом порядке не свидетельствует об отсутствии у истца права собственности на имущество, поскольку данное право возникло у него с момента нотариального удостоверения брачного договора.

Судебная коллегия Иркутского областного суда не нашла оснований для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы, указав, что суд обоснованно исходил из того, что установление режима права собственности супругов на основании брачного договора не отнесено законом к случаям, исключающим необходимость регистрации перехода прав собственности. Суд обоснованно учел юридически значимые обстоятельства по делу, а именно, что переход права собственности на имущество в отношении П. не был зарегистрирован в ЕГРП, собственником имущества является ответчик Д., на основании чего пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований П.

Определения Свердловским и Иркутским областными судами вынесены позднее высказанной Верховным судом позиции о моменте перехода прав на недвижимое имущество с момента заключения брачного договора и в противоречие с позицией высшего судебного органа.

Российское право не является прецедентным и конкретное решение не может быть положено в основу решения вопроса о моменте возникновения права собственности на недвижимое имущество, являющееся предметом брачного договора. Нотариус работает в сфере бесспорной юрисдикции, его обязанностью являются удостоверение сделок таким образом, чтобы не возникала неопределенность в правовых последствиях или спорные ситуации.

В связи с этим полагаю, что нотариус, разъясняя последствия брачного договора, должен ориентировать стороны на необходимость регистрации в ЕГРП прав супругов на недвижимое имущество, являющееся предметом брачного договора, не следует указывать в брачном договоре положений о том, что права на имущество возникают(изменяются, прекращаются) с момента удостоверения брачного договора. При этом следует учесть, что регистрация нужна и в том случае, если супруг, являющийся титульным собственником, в связи с установлением раздельной собственности становится собственником этого имущества — в этом случае регистрация осуществляется в виде внесения изменений в ЕГРП в части изменения документов-оснований.

Более сложным является принятие нотариусом решения об оформлении наследственных прав на недвижимое имущество, «перешедшее» (прим. автора — термин условный) на основании брачного договора к наследодателю, право на которое не было зарегистрировано. Полагаю, что у нотариуса есть все основания отказать в оформлении наследственных прав в такой ситуации, учитывая, что российское право не является прецедентным. Если же нотариус поддерживает позицию Верховного суда РФ о моменте возникновения прав на недвижимое имущество с момента возникновения брачного договора, то можно посоветовать подстраховаться следующим образом: известить супруга/бывшего супруга/ о сложившейся ситуации и выяснить о его притязаниях на имущество, перешедшее наследодателю, истребовать сведения о регистрации прав пережившего супруга в том случае, если по брачному договору имущество перешло и ему, а также в случае, если регистрация права не была им осуществлена, предложить ему зарегистрировать права на недвижимое имущество.

Поделиться

Смотреть все актуальные новости

Нотариальный вестник — №10 (Октябрь) 2017
Нотариальный вестник — №9 (Сентябрь) 2017
Нотариальный вестник — №8 (Август) 2017
Нотариальный вестник — №7 (Июль) 2017
Право каждого — №2 (62) 2017
Нотариальный вестник — №6 (Июнь) 2017
Нотариальный вестник — №5 (Май) 2017
Нотариальный вестник — №4 (Апрель) 2017
Нотариальный вестник — №3 (Март) 2017
Право каждого — №1 (61) 2017
Нотариальный вестник — №2 (Февраль) 2017
Право каждого — №4 (60) 2016

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.