Региональные новости

    Распечатать

Президент Нотариальной палаты Санкт-Петербурга Мария Терехова рассказала в СМИ об изменениях, вступивших в силу с 31 июля 2019 года

Вступившие в силу изменения в законодательство, согласно которым с 31 июля 2019 года отменяется обязательное нотариальное  удостоверение сделок с долями, вызвало множество вопросов у петербургских СМИ.  

6 августа 2019 года президент Нотариальной палаты Санкт-Петербурга Мария Терехова дала подробные разъяснения журналисту газеты «Санкт-Петербургские ведомости».

Однако далеко не все издания обращаются в палату с просьбой дать комментарий. Многие берут комментарий либо у некомпетентных специалистов, либо полагают, что могут самостоятельно написать статью. В результате в СМИ – всплеск безграмотных публикаций, вводящих в заблуждение  граждан. В связи с этим  президент Нотариальной палаты Санкт-Петербурга Мария Терехова дала ответы на наиболее распространенные вопросы журналистов.   

- Мария Викторовна, с 31 июля 2019 года упрощается порядок обязательного нотариального удостоверения сделок по отчуждению долей в праве общей собственности. Теперь услуги нотариуса не потребуются при одновременном заключении сделок по отчуждению всех долей по одной сделке. Действительно ли, на ваш взгляд, отсутствие такой процедуры упростит регистрацию сделок?  

Мария Терехова:

- Вряд ли можно говорить об упрощении порядка обязательного нотариального удостоверения сделок, и уж точно не приходится говорить о целесообразности подобных изменений. Поясню свою мысль, но прежде напомню, что до первого марта 1996 года сделки по отчуждению недвижимого имущества подлежали обязательному нотариальному удостоверению. Затем, 1 марта 1996 года, вступила в силу новая редакция части второй Гражданского кодекса РФ. В ней была установлена обязательная регистрация (в органах регистрации) ряда сделок, в том числе купли-продажи жилой недвижимости. Одновременно отменялось обязательное нотариальное удостоверение этих сделок.

Авторы кодекса полагали, что процедура регистрации сделок будет более эффективная, чем их нотариальное удостоверение. Однако со временем эта точка зрения сменилась на диаметрально противоположную. В 2003 году Совет по кодификации гражданского законодательства при Президенте России одобрил Концепцию развития гражданского законодательства о недвижимости. В ней предлагалось совершить обратное действие – отменить регистрацию сделок и восстановить их обязательное нотариальное удостоверение.

По прошествии времени стало очевидно, что регистрация недвижимости совершенно не заменяет собой нотариальное удостоверение сделок. При этом изменения, внесенные в 2016 году и установившие обязательность нотариального удостоверения значительной части сделок с недвижимым имуществом, зарекомендовали себя с положительной стороны. Это позволило говорить об увеличении стабильности рынка недвижимости, об уменьшении случаев мошенничества в данной сфере.

Отвечая на вторую часть вопроса: действительно ли отсутствие такой процедуры упростит регистрацию сделок?  - могу сказать, что ни о каком упрощении регистрации сделок речи тоже не идет. Ведь сейчас при подготовке сделки нотариус самостоятельно запрашивает все необходимые для совершения сделки документы, нотариус вправе принять от покупателя денежные средства на депонирование для последующего перечисления их продавцу после исполнения сторонами условий договора. Кроме того, после нотариального удостоверения любой сделки нотариус обязан незамедлительно подать документы на регистрацию непосредственно в Росреестр в электронной форме, если только стороны договора не приняли решение подать документы на регистрацию самостоятельно. После осуществления регистрационных действий нотариус получает из Росреестра все необходимые документы и передает их покупателю. То есть по сути современный нотариус работает в режиме «одного окна». Безусловно, это помогает людям экономить время, финансы, а зачастую и нервы.

Так в чем же упрощение процедуры для граждан вследствие отмены обязательного нотариального удостоверения? Ведь людям нужно будет по-прежнему самостоятельно озаботиться поиском некоего проекта договора купли-продажи их квартиры, учесть все нюансы и подводные камни (а это может быть, например, приобретение квартиры в доме-памятнике с привлечение кредитных средств, средств Материнского (семейного) капитала, с рассрочкой платежа – все ли знают требования законодательства при заключении договоров с такими условиями и обстоятельствами?), затем сходить в банк, затем сходить в МФЦ в первый раз для подачи документов, потом второй раз – для получения документов?

И уж тем более не приходится говорить о каком-либо упрощении процедуры для граждан в случае заключения договоров об ипотеке. Никакой ответственности за законность такой сделки, никакого снижения процентных ставок, бесплатного «сопровождения» сделок, бесплатной подачи на регистрацию таких договоров кредитные организации для своих клиентов не предусматривают (в отличие от нотариального сопровождения сделок). При этом нехитрые математические подсчеты приводят нас к неутешительному выводу, что при получении ипотеки основные затраты граждан лежат вовсе не в сфере нотариального удостоверения сделок, а совсем в других сферах.

При этом хочу напомнить, что нотариус несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный по его вине имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия с нарушением закона, нотариус отвечает за законность сделки. Кроме того, нотариус обладает полномочиями (в отличие от остальных участников гражданского оборота в сфере недвижимости) по установлению личности и проверки дееспособности участников сделки. А вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица, возмещается за счет четырехступенчатой системы страхования гражданской ответственности нотариуса. Такого уровня имущественной ответственности нет ни у одного другого правозащитного института в России. При этом процент оспаривания нотариально удостоверенных сделок ничтожно мал, речь идет даже не о сотых долях процента, а о тысячных. И оспариваются сделки в своем подавляющем большинстве не из-за ошибок нотариуса, а из-за внутренних разногласий участников договора, из-за неисполнения одной из сторон установленных договором обязанностей.

В завершении я хотела бы обратить внимание на то, что риск, конечно, дело благородное. Но большинство наших сограждан, как правило, всего лишь один-два раза в жизни совершают какие-либо сделки со своим, порой единственным, недвижимым имуществом. И вряд ли в их жизненные планы входит потратить остаток жизни на хождения по судам для отстаивания своих нарушенных прав и законных интересов, а так скорее всего и произойдет без участия в сделке квалифицированного и независимого участника – нотариуса. Ведь не зря на свет появилась поговорка: «Споры породили судей, а нежелание спорить – нотариусов».

Поделиться
Нотариальный вестник — № 08 (Август) 2019
Нотариальный вестник — № 07 (Июль) 2019
Нотариальный вестник — № 06 (Июнь) 2019
Нотариальный вестник — № 05 (Май) 2019
Нотариальный вестник — № 04 (Апрель) 2019
Нотариальный вестник — № 03 (Март) 2019
Нотариальный вестник — № 02 (Февраль) 2019
Нотариальный вестник — № 01 (Январь) 2019
Нотариальный вестник — № 12 (Декабрь) 2018
Нотариальный вестник — №10-11 (Октябрь-ноябрь) 2018

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.