Eng.

Отсутствует концепция: эксперты обсудили законопроект о наследстве в Общественной палате

16 июня 2015 года  
Аргументированная критика по ключевым вопросам законопроекта №801269-6 «О внесении изменений… в части совершенствования наследственного права», внесенного депутатом ГД РФ Крашенинниковым в Государственную Думу, преобладала в ходе так называемых «нулевых чтений» в Общественной палате. Представители юридического сообщества и научных институтов практически единодушно указали и на концептуальные недостатки проекта в целом, и на множество проблем, которые возникают при рассмотрении отдельных положений законопроекта.

Задача общественных слушаний в таком формате — обсудить на экспертном уровне законопроект, вызвавший множество споров и дискуссий. Как было сказано в пояснительной записке к этому мероприятию, организованному Комиссией Общественной палаты по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами, «законопроектом предполагается расширить возможности наследодателя, упростить процедуру принятия наследства и повысить эффективность мер по охране наследства в период до определения круга наследников и принятия ими наследства».

Открывая слушания, модератор «нулевых чтений», председатель Комиссии ОП РФ по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами Лидия Михеева предоставила слово автору законопроекта, Павлу Крашенинникову, который хотел обратить внимание участников обсуждения на необходимость развития законодательства в сфере предоставления гражданам больших свобод в распоряжении наследством. В свою очередь, Лидия Михеева поддержала депутата, акцентируя внимание на стоимости нотариальных услуг и вопросах финансирования нотариальной деятельности.

Но в процессе обсуждения выяснилось, что оптимизм авторов законопроекта отнюдь не поддерживается экспертами. Видные деятели юридического сообщества подвергли его жесткой критике.

Заместитель председателя Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, профессор Евгений Суханов указал на то, что предлагаемая Крашенинниковым реформа наследственного права стала неожиданностью для юристов, которые долгие годы кропотливо работают над реформой гражданского права, и не увязана с существующими процессами в этой сфере. Концепции как таковой, по мнению авторитетного юриста, нет, все делается впопыхах, и чем вызвана такая поспешность — непонятно. Действительно, отдельные моменты, как, например, совместное завещание, были бы полезны, но и они не проработаны должным образом. Поэтому необходимо сейчас начинать не с обсуждения текста законопроекта, а с самой его концепции.

Заведующая кафедрой гражданского права СПбГУ, директор Института Нотариата СПбГУ Наталия Рассказова отметила, что есть несколько позитивных моментов, как то — совместное завещание, наследственный договор, доверительное управление. Но с точки зрения юридической техники налицо множество грубейших нарушений. Подобные ошибки могут дорого обойтись гражданам. Но главное, по мнению Наталии Рассказовой — это отсутствие концепции. Есть идея — ввести в оборот совместные завещания и наследственные договорам. И если в основе этих норм четкой концепции нет — будет огромная нагрузка на суды, будут большие проблемы и потери для граждан, если нотариус перестанет выдавать свидетельство о праве на наследство и определять состав имущества. Свидетельство о праве на наследство в его нынешнем виде выполняет важные функции — помощь гражданам в реализации прав и средство упорядочить правоотношения, в первую очередь в отношении имущества, подлежащего регистрации. Как отметила Наталия Юрьевна, «в нашем беспорядке с недвижимостью часто невозможно определить, кому что принадлежит, возникает много споров, и только документ, подготовленный квалифицированным специалистом и обладающий повышенной доказательственной силой, может помочь решит эти проблемы, его нельзя устранять! Внятных аргументов против него мы не услышали, а аргумент разработчиков закона про дополнительные удобства для граждан, которым не придется никуда бегать, решается иначе — надо передать нотариусу возможность работы по принципу единого окна».

Советник министра юстиции РФ Мария Мельникова сразу уточнила, что Минюст не поддерживает этот законопроект, так как имеется много замечаний, и сначала необходимо обсудить его на уровне концепции. Основное концептуальное несогласие, по мнению советника министра, заключается в предложении сломать существующую систему в части выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство. Как сказала Мария Аркадьевна, «надо не забывать о механизме, который обеспечивает надлежащую юридическую помощь гражданам. В этом суть работы нотариуса, реализующего, в том числе, основное конституционное право граждан на юридическую помощь». Во вред гражданам принимать такие законы нельзя. Неважно, есть бизнес, нет бизнеса — это затрагивает все слои населения. Поэтому концепция изменения подхода к наследованию должна обсуждаться не в качестве поправок ко 2 чтению, как на этом настаивает Павел Крашенинников, а все-таки именно в качестве концепции.

Тем более что даже в рассматриваемом сейчас в Госдуме законопроекте о государственной регистрации недвижимости серьезное внимание уделяется вопросам достоверности данных государственного реестра, и именно свидетельство о праве на наследство, от которого предлагается отказаться, является одним из важных элементов обеспечения этой самой достоверности. И следование тезису о снижении затрат граждан на ведение наследственных дел нотариусом, по мнению Марии Мельниковой, может привести к тому, что гражданам придется втридорога платить за самостоятельный розыск имущества, платить втридорога в судах, общаться самим с кредиторами, да и для самих кредиторов и банков это создаст множество сложностей. Все выстроенные и работающие механизмы нарушаются.

Член Комиссии Федеральной нотариальной палаты по законодательной и методической работе Александра Игнатенко предложила подумать о том, что мы можем получить на практике. Заявленные цели останутся фикцией. По мнению ФНП, в итоге законопроект приведет к увеличению расходов и граждан, и бюджета, создаст повышенную нагрузку на суды.


фрагмент «нулевых чтений» в Общественной палате РФ по законопроекту о наследстве: выступление члена Комиссии ФНП по законодательной и методической работе А. В. Игнатенко.

Сегодня свидетельством о праве на наследство подтверждается состав наследства, его стоимость, наличие обременений. Таким образом, совершенная нотариусом правовая экспертиза при оформлении наследственных прав и выданное в результате этого свидетельство является достоверным и публичным признанием как принадлежности наследственного имущества наследодателю, так и законности перехода этого имущества к наследникам. А законопроектом предлагается нотариусу устанавливать и подтверждать выдаваемым свидетельством только круг наследников и исключается обязанность нотариуса установить состав наследства и его стоимость. Внесение предлагаемых изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации не позволит полноценно реализовывать право на обязательную долю, а также права пережившего супруга. Согласно статье 1149 Гражданского кодекса Российской Федерации несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля).

К категории лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве, относятся социально незащищенные слои населения: несовершеннолетние, нетрудоспособные дети, родители, супруг, иждивенцы наследодателя. Для защиты их прав в судебном порядке Налоговым кодексом Российской Федерации предусмотрен размер государственной пошлины 4 % цены иска, тогда как за выдачу свидетельства о праве на наследство нотариусом — 0,3 % стоимости наследства. Кроме того, при наличии гражданско-правового спора о правах на наследство граждане, как правило, вынуждены прибегать к дорогостоящим услугам адвокатов, самостоятельно нести другие издержки для получения и представления в суде доказательств о наличии соответствующих прав, наличии состава наследства, его стоимости, отсутствии обременений и т.д. Следует учитывать, что в соответствии с действующим законодательством, в том числе Основами, нотариусы самостоятельно, в отличие от судебных органов, получают необходимую информацию из государственных реестров. В этой части законопроектом не вносится никаких новелл.

Глава юридического департамента компании «Интеррос» Ольга Войтович заявила, что поддерживает профессора Суханова в обсуждении концепции. Насколько полезен законопроект сообществу? Не выражая мнения о вопросах, связанных с нотариатом и иными аспектами наследственных дел, а говоря лишь с точки зрения предпринимателей, которые хотели бы «оставить бизнес в надежных руках», она поддерживает положения о наследственных фондах и просит «помнить про бизнесменов, которые много сделали для общества».

Елена Чефранова, директор АНО «Центр научно-методического обеспечения нотариальной деятельности», поддерживая новеллы, которые предполагают большую свободу граждан распоряжаться имуществом, считает, «как при этом справедливо сказано всеми предыдущими — надо более тщательно это проработать». Но главный вопрос, по ее мнению — есть ли запрос общества на изменение баланса в вопросах наследования от нотариата в сторону судебных решений и иных юристов? Нотариат выполняет колоссальную консультационную работу, предотвращает споры. А вот «просчитали ли мы расходы обычных людей? Кому жемчуг мелок — им все хорошо. А вот остальным?» По данным опроса Левада-центра 74% граждан считают что нотариус ассоциируется с завещанием и наследством, и это полезный стереотип, считает Елена Чефранова. «Если мы разорвем эту связь — мы ухудшим положение людей. Европейские юристы, а именно на практику стран Европы ссылаются авторы законопроекта, как раз говорят, что судебные процедуры длительны и затратны для граждан. И по их мнению, именно в России система наследования существует для рядовых граждан, и в России сегодня законом предусмотрены более чем умеренные расходы на защиту своих наследственных прав».

Президент Нотариальной палаты Тверской области Светлана Миколенко обратила внимание на то, что положения законопроекта провоцируют людей на совершение правонарушения. Получив универсальное свидетельство, люди могут не пойти в органы ФНС, чтобы уплатить налог. Потому что сейчас налоговую о вступлении в наследство извещает нотариус, указывая состав имущества (для исчисления налога), а так — никто не будет на это уполномочен. При этом будут проблемы и с социальными программами — например, вступивший в наследство человек не скажет, что у него есть квартира, а будет получать квартиру на льготных условиях, лишая жилья действительно нуждающихся. Светлана Миколенко также указала на важный социальный момент — нельзя уравнивать всех наследников единым тарифом. В случае универсального свидетельства, предлагаемого законопроектом, человек за наследство ценой 5 000 рублей заплатит столько же, сколько наследник, получивший сотни миллионов. Где социальная справедливость?

С коллегами согласна Наталья Фатина, вице-президент Ставропольской нотариальной палаты, назвав законопроект «эффектной спекуляцией». «Мы обрекаем граждан на обращение к третьим лицам» — отметила Наталья, «хотя для их блага надо посмотреть, чего не может делать сейчас нотариус, и дать ему возможность предоставить гражданам больший комфорт».

При этом, по мнению вице-президента Ставропольской нотариальной палаты, есть и такой вопрос — кто сообщит соответствующим органам, как это делает сейчас нотариус при определении состава имущества, о том, что, к примеру, в состав наследства входит оружие, драгметаллы, психотропные вещества и прочее имущество, подлежащее учету? При этом важно помнить, что именно нотариус при ведении наследственных дел отсекает случаи самовольного владения, незаконного строения и прочие возможные нарушения прав наследников.

По преобладающему общему мнению участников «нулевых чтений», проще исправлять какие-то процедуры в существующих законах, чем менять концепцию, рискуя неблагоприятными социальными, экономическими и правовыми последствиями. То есть при некоторых аспектах, которые являются прогрессивными (наследственный договор, совместное завещание и пр.) нет нужды ломать хорошо работающую систему. Можно эти вопросы решить в рамках действующего законодательства, как это реализуется сейчас на примере недавно принятых законов (379-ФЗ, 457-ФЗ, 67-ФЗ).

Подробно о докладах участников слушаний в Общественной палате читайте в следующих публикациях на портале ФНП.

СМИ о нотариате
07.12.2016  
Российский нотариат практически полностью перешел на эффективную небюджетную модель...
Банки начали включать в кредитные договоры пункты о досудебном взыскании долгов. Теперь...
Система проверки подлинности доверенностей защитит граждан от махинаций
29.11.2016   Ольга Игнатова, Российкая газета
Сотрудники уголовного розыска УВД по Восточному округу столицы задержали в нотариальной конторе...
Новости