История становления и развития нотариата Вятской губернии – Кировской области. 1866 – 1960-е гг. (по документам КОГКУ «ГАКО»).

150 лет нотариату   18 февраля 2016 года  
Нотариат России прошел длительный и сложный путь, прежде чем стал значимым, востребованным и авторитетным учреждением, играющим важную роль в формировании правовой культуры граждан и укреплении правопорядка в стране.

Согласно энциклопедическому словарю Брокгауза и Эфрона, нотариат — "правовой институт, носители которого — нотариусы — уполномочены государством совершать и свидетельствовать юридические акты, придавая тем последним значение актов публичных«.[1]

Первыми «нотариусами» можно считать площадных подьячих больших городов, занимавшихся оформлением сделок, написанием челобитных, заключением духовных завещаний и т. п.

Позднее, появилась должность маклера слуг и рабочих людей, с помощью которого желающие могли устроиться на работу, оформить договор найма.

До середины XIX века нотариальные действия в Российской империи могли совершаться полицейскими управлениями, губернаторами, публичными нотариусами. Это порождало бессистемность, бесконтрольность и злоупотребления при заключении правовых актов.

Реформы Александра II, начавшиеся в середине XIX века, затронули почти все стороны жизни Российской империи.

С утверждением новых судебных уставов, были провозглашены гласность и состязательность процессов, равность прав граждан перед законом. Учреждены новые институты гражданского общества — суд присяжных и нотариат.

14 апреля 1866 г. было принято «Положение о нотариальной части», согласно ст. 1 которого «Заведование нотариальной частью...» поручалось нотариусам и состоящим при нотариальных архивах старшим нотариусам. Надзор за деятельностью тех и других принадлежал окружным судам.[2]

На территории Вятской губернии решено было организовать два окружных суда: Вятский и Сарапульский.[3]

При каждом окружном суде был учрежден нотариальный архив, возглавляемый старшим нотариусом.

При нотариальном архиве должны были храниться крепостные, запретительные и разрешительные книги, а также книги, реестры, акты, документы, печати и подписи нотариусов.

Председателем Вятского окружного суда был назначен действительный статский советник Рудольф Павлович Ренненкампф. На должность старшего нотариуса при нотариальном архиве — губернский секретарь Иосиф Каетанович Нарольский.

В своем рапорте на имя председателя Вятского окружного суда от 
30 мая 1874 г. Нарольский пишет: «На основании словесно объявленного мне распоряжения Вашего я приступил 27 числа сего месяца к...» ревизии дел, производившихся в 1873 г. в крепостном столе Вятской палаты уголовного и гражданского суда.[4]

15 июня 1874 г. Нарольский рапортует об открытии нотариального архива.

1 июля того же года в Вятке и Сарапуле начинают свою деятельность окружные суды.

В фондах архива сохранилась телеграмма, датированная 1 июля 1874 г.: "Сарапул. Вятка. Губернатору. Здание суда готово, меблировано и сию минуту освящено. Исправник Марасанов".[5]

На следующий день в Вятку телеграфируют вновь: "Вятка. Губернатору. Сарапульский окружной суд открыт. Работы по приспособлению здания признаны весьма отличными. Исправник Марасанов".[6]

Одновременно с учреждением судебных округов велась работа по поиску кандидатур на должности младших нотариусов.

Первоначальным указом Правительствующего Сената от 2 апреля 1874 г. в губернском городе Вятке надлежало иметь не более 4 нотариусов, столько же и в уездном Сарапуле.[7]

24 апреля 1874 г. в Вятских губернских ведомостях появилось объявление:

"Председатель Вятского окружного суда, в виду предстоящего ... открытия окружного суда, приглашает желающих занять должности нотариусов в городах округа ... прибыть в Вятку для установленного законом ... испытания«.[8]

Незамедлительно в адрес председателя суда посыпались прошения.

Вот одно из них, крестьянина Вятской губернии Яранского уезда починка Кипанура Изосима Павловича Тутубалина, в котором он «желая занять должность нотариуса в Яранском уезде...» просит "...дать... знать, когда... ему следует явиться для испытания ... в этом деле".[9]

После непосредственной встречи с кандидатами, состоявшейся в начале мая 1874 г., Р.П. Ренненкампф отмечал, что большая часть кандидатов ходатайствовала об открытии нотариальных контор в уездных городах и даже местечках, как, например, слобода Кукарка, "...так как торговли и вообще денежные обороты и сделки разного рода имуществу разбиты более в уездах, чем в самом городе Вятке, который с большим удобством может обойтись и с двумя нотариусами".[10]

В итоге, с 1874 г. начинают действовать первые нотариальные конторы в Вятке, Елабуге, Котельниче и Сарапуле.[11]

Несколько позднее, в 1876 г. младший нотариус появляется в Нолинске.

К концу XIX века конторы действуют почти во всех уездных городах.

Востребованность в открытии новых нотариальных контор была обусловлена значительными изменениями в экономической сфере Вятской губернии: развитием железнодорожного строительства, кредитно-денежной системы, процессов акционирования и т.п.

Инициаторами открытия нотариальных контор часто выступали волостные правления, земство, купечество.

Так, в письме от 30 мая 1880 г. яранские купцы обратились к председателю Вятского окружного суда с ходатайством об открытии нотариальной конторы в слободе Кукарке. Мотивировали они свое желание тем, что ведя обширную торговлю хлебом, лесом, мануфактурными и другими товарами, имея также винокуренный завод, они постоянно испытывают необходимость засвидетельствовать нотариальным порядком всякого рода договоры и обязательства, потому вынуждены в ущерб своим делам совершать поездки за 
77 верст в г. Яранск.[12]

Прошение рассмотрели, и 29 марта 1880 г. нотариальная контора в слободе Кукарке была открыта.

Интересен тот факт, что один и тот же нотариус мог выступить инициатором открытия нотариальных контор сначала в одном, а несколько позднее в другом месте.

Так, через два года в 1882 г. в слободе Кукарке появляется еще одна нотариальная контора, учрежденная коллежским регистратором Иваном Филипповичем Бобровским, который еще в 1874 г. получил разрешение открыть контору в г. Котельниче.[13]

Основные требования, которые предъявлял закон к кандидату на должность нотариуса — это достижение совершеннолетия, российское подданство, отсутствие судимости и общественных взысканий. Нотариус не должен был занимать параллельно никакие государственные и общественные должности, в том числе быть присяжным заседателем и вести адвокатскую деятельность.

Старший нотариус назначался на должность высшей властью по представлению Министра юстиции из лиц, имевших высшее юридическое образование и служебный стаж, доказывавший их познания по судебной части.

Он считался государственным служащим и приравнивался к членам окружных судов. Получал заработную плату — 2200 руб. в год и имел право на пенсию.

В формулярном списке первого старшего нотариуса Вятского окружного суда губернского секретаря Иосифа Каетановича Нарольского указано, что он выходец из польских дворян Варшавской губернии, римско-католического вероисповедания, окончил Константиновский кадетский корпус, награжден бронзовой медалью на Андреевской ленте в память войны 1853 — 1856 гг.[14]

В 1876 г. Нарольского сменил титулярный советник Соломон Фадеевич Сахар, получивший образование в Императорском Санкт-Петербургском университете и ранее служивший на должности секретаря Сарапульского окружного суда.[15]

За выполнение своих обязанностей и Нарольский, и Сахар получали фиксированную заработную плату — 1200 руб. в год, кроме того, им выдавалось 
500 руб. столовых денег и столько же квартирных.

Юридический факультет Императорского Казанского университета окончил и титулярный советник Константин Константинович Патрушев.[16] После революции 1917 г. он возглавил нотариальное дело в Вятке.

Его жалованье на 1914 г. составляло уже 2000 руб. и по 500 руб. столовых и квартирных.[17]

В отличие от старших нотариусов, занять должность младшего мог любой желающий: купец, мещанин, личный или потомственный почетный гражданин, крестьянин.

Он присылал в окружной суд заявление в произвольной форме с краткими сведениями о себе и даже указывал основные и особые приметы в физическом облике лица.

Прием претендента на место нотариуса включал в себя важную процедуру — экзамен, проводимый председателем окружного суда, старшим нотариусом и прокурором, на знание законов и форм нотариального делопроизводства, на умение излагать нотариальные акты.

В Госархиве Кировской области в личных делах нотариусов сохранились многочисленные справки, выданные по результатам подобных испытаний на должность.

Например, в сентябре 1876 г. председатель Вятского окружного суда 
Р. П. Ренненкампф, прокурор А. Н. Сенявин и исправляющий должность старшего нотариуса С Ф. Сахар экзаменовали коллежского секретаря Эрмингельда Петровича Свенторжецкого, пожелавшего открыть нотариальную контору в 
г. Вятке.

В протоколе, составленном в ходе экзамена, отмечено, что "Свенторжецкий на словесном и письменном испытании обнаружил удовлетворительные познания, ... и признан ... могущим быть определенным к занятиям на вышеозначенную должность".[18]

Прошедший испытания соискатель вносил положенный Законом денежный залог (от 2 до 10 тыс. руб.) на случай неправильных действий нотариуса и возмещения убытков.

В квитанции, выданной Вятским окружным судом потомственному почетному гражданину г. Орлова Александру Николаевичу Синцову, указано, что "принята от него в залог на должность нотариуса при Вятском окружном суде расписка Казанского отделения Государственного банка от 10 февраля сего 1876 г. ... на внесенные им, Синцовым, в отделение банка на хранение два билета на капитал две тысячи рублей«.[19]

Следует отметить, что залог являлся собственностью нотариуса, но свободно распоряжаться он им не мог. Лишь при успешном завершении службы нотариус имел право получить эти деньги обратно, а в случае его смерти они могли быть получены наследниками.

Нотариус приступал к своим обязанностям после приведения его к присяге, во время которой давал клятву честно и добросовестно исполнять все обязанности по должности, «не превышать предоставленной власти и не причинять с умыслом никому ущерба или убытка», ограждать вверенные ему интересы "как свои собственные«.[20]

После данной процедуры нотариус считался уже на службе и мог открывать свою контору.

«Имею честь донести Вашему превосходительству...», рапортует Свенторжецкий, "...что с 3-го октября сего года я вступил в отправление должности нотариуса города Вятки, при чем, обязанностию считаю доложить, что контора моя находится на Спасской улице в доме Давыдович".[21]

Объявление о графике работы нотариальной конторы публиковалось в Вятских губернских ведомостях, с тем, чтобы известить всех, кто хотел заключить нотариальные сделки.

Реестры вятских нотариусов указывают, что чаще всего к ним обращались за засвидетельствованием различного рода актов, копий, подлинности подписей, выписок из актовых книг, оформлением доверенности, заемных обязательств, купчих крепостей и т.д.

Например, в реестре другого вятского нотариуса Александра Витта только за 4 января 1893 г. зафиксировано 23 нотариальных акта: засвидетельствование верности копии документа, представленного вятским купцом Петром Федоровичем Савинцевым, расписки крестьянина в получении им денег за проданную лошадь, оформление доверенности вятским купцом Тихоном Филипповичем Булычевым на имя купца Аполлона Михайловича Чащина на управление всеми его имениями и торговлей в течение года и т. п.[22]

Какую форму имел нотариальный акт XIX века?

В документе указывался порядковый номер, дата составления, фамилии, имена, отчества нотариуса и обратившихся к нему сторон, места их проживания и нахождение нотариальной конторы:

"1912 года, января 12 дня, явились ко мне, Александру Георгиевичу Витт, вятскому нотариусу, в контору мою, находящуюся в первой части по Николаевской улице, в доме Якубовского ... крестьянин Слободского уезда Маракулинской волости деревни Огневской Афанасий Федорович Докучаев, жительствующий в названной деревне... и крестьянин той же Маракулинской волости деревни Костылевской Федот Дмитриевич Костылев, жительствующий в названной деревне ... с объявлением, что они ... совершают купчую крепость«.[23]

Далее шло описание всех условий акта, особо оговаривалась дееспособность сторон, и он заверялся подписями.

Обязательным условием при совершении нотариального акта было присутствие двух свидетелей.

Нотариус принимал непосредственное участие и в регистрации торговых домов, товариществ, фирм:

Например, в 1912 году иностранный подданный Карл Август Оттович Шнейдер и Костромской мещанин Григорий Николаевич Шмелев заключили договор об учреждении «Товарищества Вятского пивоваренного завода 
К.О. Шнейдер», располагавшегося на Мало-Хлыновской улице.

Как писал нотариус, "...Договор этот явлен у меня, Эрмингельда Петровича Свенторжецкого, вятского нотариуса в конторе моей, ... Карлом-Август Оттовичем Шнейдером и ... Григорием Николаевичем Шмелевым лично мне известными и имеющими законную правоспособность к совершению актов; при чем, я нотариус удостоверяю, что договор этот подписан ими ... собственноручно«.[24]

Сегодня пивоваренный завод, учрежденный Шнейдером и Шмелевым, действует под торговой маркой «Вятич».

Нотариальный акт приобретал силу только после внесения его в актовую книгу, а в случае сделок с недвижимостью — после утверждения акта старшим нотариусом.

Примером этого служит документ, составленный в январе 1913 г.

Вятским нотариусом А.Г. Виттом был «совершен арендный договор», по которому крестьяне четырех деревень Щербининской волости сдали в аренду товариществу братьев Нобель полосу земли на 30 лет "под прокладку труб ... для перекачки и спуска керосина и других нефтяных продуктов из баржей в резервуары ... за арендную плату по 70 руб. в год«.[25]

Эта была сделка с недвижимостью и поэтому была утверждена старшим нотариусом Вятского окружного суда.

Жалованье от государства младшие нотариусы не получали, потому с каждого нотариального действия они взимали в свою пользу определенную плату, а также казенные пошлины и сборы в бюджет государства.

За этим следил окружной суд.

Ко всем выдаваемым актам нотариус прикладывал свою печать с изображением губернского герба и указанием его фамилии, имени, отчества, названия города, где находилась нотариальная контора.

Существовала тайна нотариальных действий. Под угрозой уголовной ответственности нотариус не имел права показывать посторонним лицам, находящиеся у него на хранении документы.

За долгую и безупречную службу младшие нотариусы поощрялись государственными наградами.

Например, 31 марта 1894 г. нотариусы Эрмингельд Свенторжецкий и Александр Витт после 12 лет работы в этой должности были пожалованы Государем Императором орденами Св. Анны 3-ей степени.[26]

Октябрьская революция 1917 г. кардинально изменила ход развития российского нотариата.

Нотариальная деятельность была передана в ведение Вятского губернского комиссариата юстиции.

С 8 января 1918 г. в штат нотариального архива при Вятском окружном народном суде были назначены старший нотариус Константин Константинович Патрушев, до революции служивший в должности старшего нотариуса, делопроизводитель и писец.

Для начала был составлен полный перечень актов и документов нотариального архива, касающихся земельных отношений.

Ревизия коснулась и всех нотариальных контор губернии.

16 октября 1918 г. Вятский губисполком утвердил новое Положение о нотариальной части для Вятской губернии. Этим Положением все действовавшие ранее нотариальные конторы, а также должности старших и младших нотариусов должны быть упразднены, оборудование контор конфисковано, залоги, внесенные за должность нотариуса, возвращены.

Вместо нотариальных контор при отделах юстиции местных исполнительных комитетов учреждались нотариальные отделы, состоящие из народных нотариусов, секретаря и необходимого количества конторщиков.[27]

Поскольку объем нотариальных действий после революции был незначительным, то вскоре нотариальные отделы были преобразованы в нотариальные столы.

В Вятке нотариальный стол находился в здании бывшего окружного суда и состоял из заведующего — Михаила Александровича Филиппова, секретаря и корреспондентки.

Компетенция нотариусов в этот период сводилась в основном к удостоверению различного рода обстоятельств, свидетельствованию верности копий с документов и подлинности подписей.[28]

Ликвидации нотариата помешал переход к новой экономической политике. Декрет ВЦИК от 21 марта 1921 г. «О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом» разрешил крестьянам продавать излишки своей продукции на рынке. Декретом от 19 июля 1921 г. разрешена частная торговля, частный капитал в определенных рамках допускается в торговлю и промышленность.

8 августа постановлением Совнаркома разрешена продажа частичная продажа недвижимости их собственниками.

Начался резкий рост доходов от нотариальной деятельности.

Если в сентябре 1921 г. нотариальным столом собрано полмиллиона рублей, то через месяц сбор составил уже более 12 миллионов, а в декабре доходы нотариата выросли до 23 миллионов.[29]

В 1922 г. нотариат становится самостоятельным учреждением и действует на основании нового Положения о государственном нотариате РСФСР.

Положение предусматривало учреждение государственных нотариальных контор во всех городах Российской Федерации, а также в наиболее значительных пунктах сельской местности. Там, где нотариальных контор не было, нотариальные действия могли совершать народные судьи.

8 февраля 1923 г. в г. Вятке была создана I Вятская нотариальная контора, в штате которой состояли заведующий и 5 сотрудников.[30]

В дальнейшем она была переименована в Вятскую губернскую нотариальную контору, став органом, объединившим деятельность всех нотариальных учреждений губернии.

Реорганизации учреждения происходили регулярно вплоть до 1934 г., когда она получила название — Государственная нотариальная контора г. Кирова.

В этот период нотариусам приходилось работать в маленькой тесной комнате, расположенной в полуподвальном помещении.

Вот как писал областной нотариус А.А. Ежов в Наркомюст в 1938 г.: "При тесноте помещения никаких удобств для клиентуры нет, даже стула поставить бывает негде. Порой стыдно перед клиентами, среди которых часто встречаются иностранцы, стахановцы, орденоносцы и другие знатные люди. Передают, что бывший наркомюст Булат, посмотрев помещение нашей конторы, сказал одно только слово "жуть«.[31]

С 1937 г. городская нотариальная контора стала областной.

Под ее началом действовали 7 нотариальных контор в городах и 
24 нотариальных стола при нарсудах в разных районах области.[32]

Кроме общего руководства в обязанности старшего нотариуса областной нотконторы входило проведение обследований подведомственных контор и столов.

По результатам ревизии старшим нотариусом составлялся акт.

В нем указывались недостатки, выявленные в работе нотариусов, давалась оценка политической грамотности сотрудников конторы.

Например, в акте обследования Котельничской нотариальной конторы старший нотариус А.А. Ежов указал, что

«С 1 января 1937 г. нотариальных действий совершено 2594.

В среднем — 10 в день.

Доходность от госпошлин составляет 9713 руб., а расход на содержание конторы — 7600 руб.

По штату состоят: нотариус со ставкою — 425 руб.

секретарь со ставкою — 185 руб.»

Среди ошибок при совершении нотариальных действий Ежов отмечал такие:

«...Доверенности советских учреждений, имеющих гербовую печать, нотариального удостоверения не требуют» или "...Документы, писанные карандашом, к нотариальному удостоверению принимать не следует«.[33]

С началом Великой Отечественной войны нотариальная деятельность угасает. Сокращаются штаты нотариальных контор, ликвидируется часть нотариальных столов.

Многие работники нотариата призываются на фронт, где проявляют боевую доблесть.

Так, бывший лебяжский нотариус Григорий Степанович Попов награждается орденом Красной Звезды.

Самыми распространенными нотариальными действиями этого периода становятся: заверение копий свидетельств о болезни, справок, выданных врачебно-трудовыми экспертными комиссиями, извещений о гибели или безвестной пропаже военнослужащих.

Контроль за деятельностью нотариусов не ослабевал и в это время. Например, в 1941 г. за серьезные упущения в работе в Санчурске была отстранена от своей должности нотариус З.П. Петрова.[34]

После войны деятельность нотариата нормализовалась. С ростом гражданско-делового оборота растет число нотариальных действий и открывается Вторая государственная нотариальная контора г. Кирова.

В докладной записке нотариуса А.И. Родионовой начальнику управления минюста при Кировском облсовете указано, что за первый квартал 1952 г. Второй нотариальной конторой г. Кирова совершено всего 3059 нотариальных действий, взыскано по ним госпошлины — 20.381 руб. Выполнено технической работы на 
997 руб.[35]

Важным этапом развития нотариата стало «Положение о государственном нотариате», утвержденное указом Президиума Верховного Совета РСФСР 
30 сентября 1965 г.[36]

В 1973 г. Верховным Советом СССР принят закон «О государственном нотариате».

В 1990-е гг. в связи с переходом к рыночным экономическим отношениям, многообразию форм собственности, развитием предпринимательства возникла необходимость реформирования нотариата.

Спустя почти 20 лет в Россию вернулся свободный нотариат — 11 февраля 1993 года Верховным Советом Российской Федерации приняты «Основы законодательства РФ о нотариате».

С 1993 года, после проведения реформы нотариата и вступления в силу «Основ законодательства РФ о нотариате», в одном экономическом пространстве равноправно работают два нотариуса: один в государственной конторе, другой — в частной.

Российский нотариат за всю свою историю терпел и взлеты и падения, прекращал свое существование и вновь возрождался, однако необходимость в нотариате по настоящее время существует, и будет существовать.

Начальник отдела использования архивных документов Кировского государственного казенного учреждения

«Государственный архив Кировской области» 

Наталия Семеновна Дудина



[1]

[2] Положение о нотариальной части//Свод законов Российской империи (СЗРИ). Т. XVI. Ч. 1. Кн. 1.

[3] КОГКУ «ГАКО». Ф. 24. Оп. 13. Д. 1. Л. 2, 2 об.-3.

[4] Ф. 24. Оп. 13. Д. 96. Л. 2 — 2 об.

[5] Ф. 582. Оп. 26. Д. 550. Л. 58.

[6] Ф. 582. Оп. 26. Д. 550. Л. 60.

[7] Вятские губернские ведомости. 1874. № 33 (24 апреля). С. 1.

[8] Вятские губернские ведомости. 1874. № 33 (24 апреля). С. 2.

[9] КОГКУ «ГАКО». Ф. 24. Оп. 13. Д. 20. Л. 33.

[10] Ф. 24. Оп. 13. Д. 20. Л. 13.

[11] Ф. 24. Оп. 13. Д. 98. Л. 22.

[12] Ф. 24. Оп. 13. Д. 385. Л. 1-2 об.

[13] Ф. 24. Оп. 13. Д. 41. Л. 9, 160.

[14] Ф. 24. Оп. 13. Д. 96. Л. 13 — 20.

[15] Ф. 24. Оп. 13. Д. 194. Л. 4 — 8.

[16] Ф. 24. Оп. 21. Д. 290. Л. 67 — 68 об.

[17] Ф. 24. Оп. 21. Д. 290. Л. 67.

[18] Ф. 24. Оп. 21. Д. 343. Л. 4.

[19] Ф. 24. Оп. 21. Д. 356. Л. 137.

[20] Ф. 24. Оп. 21. Д. 343. Л. 7.

[21] Ф. 24. Оп. 21. Д. 343. Л. 12.

[22] Ф. 137. Оп. 1. Д. 1. Л. 1 — 4.

[23] Ф. 137. Оп. 1. Д. 11. Л. 1.

[24] Ф. 1238. Оп. 1. Д. 1. Л. 17 — 19 об.

[25] Ф. 136. Оп. 1. Д. 607. Л. 2.

[26] Ф. 24. Оп. 21. Д. 343. Л. 219.

[27] Ф. Р-382. Оп. 1. Д. 17. Л. 47 — 62 об.

[28] Ф. Р-382. Оп. 1. Д. 137. Л. 43 — 46.

[29] Ф. Р-382. Оп. 1. Д. 249. Л. 245.

[30] Ф. Р-1364. Оп. 9. Д. 1. Л. 1.

[31] Ф. Р-1364. Оп. 4. Д. 54. Л. 43.

[32] Ф. Р-1364. Оп. 4. Д. 54. Л. 61.

[33] Ф. Р-1364. Оп. 4. Д. 54. Л. 61.

[34] Р-1364. Оп. 4. Д. 203. Л. 25.

[35] Ф. Р-1364. Оп. 11. Д. 2а. Л. 14 — 16.

[36] Ф. Р-2169. Оп. 37. Д. 5. Л. 177.

Страницы истории